12 декабря 2017
вход/регистрация
Разделы

 1. Государство и информация
 2. Церковь и информация
 3. Наука, образование и информация
 4. Бизнес и информация
 5. Культура и информация
 6. Проекты ЦСА
 Анкетирование

 Тематика
   Антропология
   Философия
   Культурология
   Педагогика
   Коммуникология
   Психология
   Кибернетика
   Социология
   Семиотика
   История
   Религия
   Журналистика
   Разная информация
   Материалы ЦСА

Гибель Империи?

«Все империи приходят к гибели, Россия тоже скоро погибнет», – с детской непосредственностью и неподдельной радостью, вызывающей сомнение во вменяемости, заявляют адепты либеральной мысли. Они торжествуют, словно не повторяют давно затертый трюизм, а совершили некое гениальное открытие.


 ОС

 Что из этого следует? Все великие империи, распавшись, дали начало сравнительно небольшим государствам, благополучным с точки зрения уровня жизни граждан, – и неагрессивным, не опасным для соседей. Вот и Россию следует расчленить – и поделить на сферы влияния цивилизованных государств, пригласить их в качестве более успешных управленцев имуществом несостоятельного банкрота. Планы такого расчленения уже существуют; более того, сотни отважных джидаев, потомков «комиссаров в пыльных шлемах», выпестованных хитромудрыми йодами из мальчишей-плохишей, уже замахнулись, чтобы нанести империи последний удар.

Разве они не правы? Ведь, действительно, каждое столетие гибнет какая-нибудь империя – безвозвратно гибнет, теряя «украины» – и территории, и подвластные народы. В ХХ веке погибли Османская, Австро-Венгерская и Германская империи; произошел развал мировой колониальной системы, положив конец всем колониальным империям. В ХIХ веке дважды гибла под оккупацией иностранных войск Французская империя, а подобная империи цепь арабских халифатов дала трещину, потеряв независимость под пятой великих колониальных империй Европы. В XVIII веке великая абсолютистская Франция пала под гильотиной революции; американские колонии отстояли независимость, положив начало распаду Британской колониальной империи. В XVII на плахе закончила свои дни царица морей – могущественная монархия Стюартов. XVI столетие стало эпохой гибели империй Мезоамерики; однако и ведущий колонизатор эпохи пострадал от начала развала своей империи – как на море, в гибели «Непобедимой армады», так и на суше – в отпаде Нидерландов от империи испанских Габсбургов. XV век принес гибель Ромеи (известной нам как Византия) – Восточной Римской империи, просуществовавшей тысячелетие после распада Западной – Гесперии – в V веке.

Да, империи разрушаются, но радоваться тут особо нечему: их падение сопровождается гибелью десятков и сотен тысяч людей, в ХХ веке счет пошел на миллионы. Кроме того, как показывает исторический опыт, прежде чем осколки империи обретут покой и национальную идентичность, они долгое время могут служить источником опасности реванша имперских амбиций, разрушительных для других стран миграций, доходящих до агрессии – как на государственном, так и на личностном уровне.

Маленькие мирные благополучные государства? Это, позвольте узнать, какие? Это «маленькие, независимые и благополучные» «развивающиеся» арабские страны? Это «мирная и благополучная» республика Турция, ознаменовавшая начало своего демократического существования геноцидом греков, ассирийцев, курдов и армян и продолжившая его военной оккупацией Кипра? Это, может быть, наследница великой Римской империи – родина фашизма Италия? Или, может быть, это благополучная и демократическая Голландия, в свое время поголовно уничтожившая население Тасмании, но так и не представшая ни пред каким бы то ни было судом за это преступление? Или вечно голодная и, в связи с этим, постоянно агрессивная Великобритания, не полностью справившаяся с подобной же задачей в Новом Свете и Австралии в силу неохватности территорий, несоизмеримо бoльших, чем сама «великая» Британия? Великобритания, до сих пор ведущая нескончаемые войны на  Европейском континенте – против Ирландии, Испании, Югославии и по всему миру – от Мальдивских островов до Ирака? Великобритания, пестующая агентов с правом на убийство, дающая приют террористам всего света и самодовольно поучающая другие народы, как им решать свои внутренние конфликты?

Самая дикая и безчеловечная империя – Третий Рейх возник на месте распавшейся Германской империи, а лидером и символом ее стал демократически избранный на высший руководящий пост выходец из «мирной и благополучной» Австрии – осколка еще одной разрушенной империи. Будучи империями, цивилизованные культуртрегеры Германия и Австрия рождали великих философов, замечательных писателей и поэтов мирового масштаба, самых восхитительных композиторов; их народы, служили примером порядка, аккуратности, трудолюбия и творческой активности. Но, распавшись, претерпев поражение и унижение, осколки империй породили чудовищ, направивших творческую активность на массовое порабощение, ограбление и убийство людей, объявленных недочеловеками, изготовление сумочек из человеческой кожи, утилизацию волос и зубов убитых, на людоедские эксперименты над людьми и вампирическое отнятие крови у детей, на насаждение концентрационных лагерей, возведенных в систему отношений между народами.

Разве не губительны – не только для России, но и для ближайших соседей – были последствия гибели и унижения Российской монархии – гражданская война и голод, эпидемии и лагеря, расстрелы и оправданный революционным террором грабеж, стремление к «перманентной революции»? И те, кто больше всех радовался гибели империи, пострадали от ее падения не менее тех, за чье уничтожение они ратовали!

Разве распад Советской империи не принес гибель миллионам людей на постсоветском пространстве – депопуляцию со скоростью по миллиону человек в год? И где «маленькие миролюбивые и благополучные» государства, отколовшиеся от СССР? Это – Литва, Латвия и Эстония, исходящие ядовитой слюной от неугасимых территориальных претензий, чествующие нацистских преступников и прокламирующие неонацизм в качестве взаимоотношений с народом, спасшим их от фашизма и продолжающим безотказно снабжать их энергией? Или, может быть, это «апельсиновый рай» Украины, стремительно проваливающейся в нищету, тотальный криминал и фашизм? Или, может быть, это «благополучная и миролюбивая» Грузия, чей лидер, буревестник «перманентной» розово-банановой революции, словно родной внучек похожий на Муссолини и Гитлера вместе взятых, корчит страшные рожи и грозит России жалким кулачком карликовой мандариновой «империи», которая даже с помощью «доброго дяди» из Америки не в силах загнать под свою власть Абхазию и Южную Осетию?

И именно эти «благополучные» и «неагрессивные» свежеиспеченные «демократии» жаждут гибели империи, имея в виду ни что иное, как развал России как суверенного государства.

Запомните, детки: радоваться гибели империи – нелепо и глупо. Ведь одно из значений латинского слова «imperare» – управлять, обуздывать, удерживать. Империя не только подчиняет своей единой воле разрозненные народы и необузданных отдельных граждан, – она управляет, создает энергетический порядок в броуновском движении, систему стабильных и вменяемых человеческих отношений, в том числе и международных, она удерживает от беззакония, от хаоса, от гражданских, межэтнических и межконфессиональных конфликтов, от крайнего радикализма, от скатывания в пропасть конца света. От того, насколько успешно многонациональные империи разрабатывают и внедряют политику разумного и творческого сосуществования разных этносов и конфессий, зависит само их существование. Именно империи создают и поддерживают право, поощряют развитие науки и многонациональных культур, они сохраняют народы, которые без империй давно бы вымерли от деградации или перерезали бы друг друга в межэтнических стычках.

Разрушение государства, вызванное гибелью империи, влечет, во-первых, ликвидацию тех сил, которые, какими бы низкоэффективными и коррумпированными они ни были, сохраняют порядок и стабильность, – администрации и правоохранительных органов. Это, в свою очередь, отпускает на волю агентов саморазрушения, обуздываемых в любом государстве, – «свободных радикалов», делинквентов и девиантов – тех, кто в итоге раздует пожар психической эпидемии. Именно из их среды и именно в сложный период гибели государственности выдвигаются новые лидеры, неспособные управлять и создавать, предназначенные лишь для подавления и разрушения, готовых во имя «народного счастья» пролить реки крови. И вот тогда ни для кого нет смысла ждать пощады от «карающего меча революции»: гибнут все – и те, кто принимал непосредственное участие в разрушении империи – «революция пожирает своих детей» – дантоны и демулены, «верные ленинцы», да и сами ленины, мараты и робеспьеры, а также всякого рода попутчики, увлекая в водоворот гибели заблудившихся литераторов и художников, ученых и музыкантов.

Впрочем, даже уход элиты, составлявшей некогда славу погибшей империи, едва заметен на фоне лавинообразного уничтожения целых классов населения – прежде работоспособных, успешных и созидательных: крестьян, рабочей аристократии, священнослужителей, управленцев и служивых. На месте уничтоженных сословий производителей и охранителей благ пышно разрастается плесень потребительской люмпинатуры, требующей светлого будущего здесь и сейчас – «за что кровь проливали?» – и не умеющей делать  ничего . А как же тогда добыть блага? «Все отобрать и поделить». До поры до времени на кремлевский буфет хватит. А когда исчерпан и этот резерв, «мировой пожар раздуем»!

В этом нет никакого откровения, никакой неведомой доселе истины – и те, кто радуются гибели империи, знают, чему радуются, ведают, что творят, вполне осознают, чего ожидают «с томленьем упованья»: кто сеет ветер – пожнет бурю.

Либералы твердят с упорством капризного ребенка: свобода – или тоталитаризм, третьего не дано. Свобода, которую они ставят превыше всего, есть свобода от ответственности и порядка – то есть непременных условий существования человеческого общества. Свобода в понимании либералов – это возможность безнаказанно творить все, что заблагорассудится. Свобода, в понимании тоталитаристов, – это переиначенный и недопонятый недоучившимся Энгельсом гегелевский лозунг: «Свобода – осознанная необходимость». А, между прочим, как там у Гегеля? «Свобода –  осознание  необходимости»!

Вот она – исходная точка разнонаправленных векторов: если для либералов, как для дурно воспитанных детей, свобода – это та игрушка, которую в итоге они непременно – истерикой или шантажом, непослушанием или обманом – должны получить, то для сторонников люмпинатуры, словно для совершенно невоспитанных подростков, свобода – это то, что они должны принудить «осознать» других – и также непременно, также любыми средствами. В обоих случаях свобода понимается не как реальная действительность, а как желаемый  итог  предыдущего  процесса , направленного вовне, обязательно  насильственного .

Ни те, ни другие даже не задумываются над тем, что их может сделать воспитанными и образованными взрослыми: свобода –  осознание необходимости  означает добровольный  процесс , направленный вовнутрь, незавершенный – и, собственно, не подлежащий завершению, это путь вечного самосовершенствования.

Впрочем, исследования понимания свободы, да и какие-либо компромиссы между оппонентами в его понимании, – слишком сложны и не радуют адептов разрушения управления и управляемости. Их гораздо больше радует мародерская перспектива гибели империи. Однако, господа «свободные радикалы», радость ваша выглядит несколько странной вот еще почему: она несколько запоздала.

Ведь империя уже погибла. И не один раз. Развал Советской империи последовал после «полной и окончательной» гибели царской империи в 1917 году. Но и эта «гибель» была не первой: Московское царство времен Ивана Грозного, приобретшее все черты империи, погибло от Смуты, интервентов и самозванцев. А до этого под нашествием монголов совершенно погибла Киевская Русь, также, между прочим, и самое крупное, и самое многонациональное государство в Европе того времени, если не считать Ромею. Каждый раз при этом наши «добрые» соседи торжествовали и потирали руки в предвкушении дележа шкуры, мяса и крови практически убитого медведя.

И каждый раз медведь переносил не только смертельные раны, но и болезни, раздиравшие изнутри, – он вновь поднимался, отряхивал с себя уже доставших ножи охотников и их отчаянно визжащих от страха сявок, и обретал еще большую мощь.

Да, империи погибают.

Но существует одна очень странная империя, которая не подчиняется линейным законам, вымышленным квази-политологами. Расположенная между молотом и наковальней Запада и Востока, после каждого удара она, отлитая из благородных металлов, становится лишь прочнее. Отваливается лишь ржа и окалина.

И все же допустим, что враги империи правы: наступит какой-то момент, когда Россия погибнет. Ведь факты налицо. По предсказаниям демографов, через восемьдесят лет коренное население России сократится настолько, что она не сможет поддерживать национальную безопасность, охранять свою территорию и ресурсы. Русская деревня, источник самого ценного – человеческого – ресурса, спилась и вымерла. Русская глубинка ныне представляет собой кладбище некогда многолюдных деревень. Горожане не воспроизводятся – ни архетипически, ни культурно, ни генетически, ни физически. Поколение «пепси» – это уже не Русские, а существа, которые и не говорят, и не мыслят, и не ведут себя по-русски. Народ, прежде славившийся честностью и гостеприимством, трудолюбием, мастерством и милосердием, становится самой криминальной нацией в мире, бросая на произвол судьбы своих детей и стариков, пуская на ветер или продажные удовольствия награбленные или украденные у своих же средства. Отказываясь от горькой радости материнства и отцовства в пользу проституции и сутенерства, этот прежде великий народ превращается, мягко выражаясь, в «гумус» для других народов. Собачий вопль «вау» стал ныне способом выражения радости от такого образа существования, когда правильно выполненные по команде дрессировщика действия вознаграждаются грантами, призами, бонусами и другими подачками – на всех уровнях. Вожделенный рост валового национального продукта percapita достигается одновременным стремительным увеличением числителя (рост цен на производимые товары и услуги) и уменьшением знаменателя (сокращение численности населения).

Гибель Русского суперэтноса – уже практически свершившийся факт. Никакие гастарбайтеры не компенсируют вымирающий народ, напротив, они становятся катализатором развала, служат плодородной почвой для воплей о ксенофобии, выживая народ, дающий им приют и прокорм. Природные ресурсы распроданы на много лет вперед. На китайско-финской границе уже начался дележ, для виду «научно» названный «привлечением иностранных инвестиций». Зверь загнан и обезсилен – и любой охотник с первого же выстрела повалит его. Но у туши добычи победителей ждет жестокое разочарование.

Во-первых, они обнаружат, что их слишком много. Долго будут они драться между собой за обладание лучшими кусками и стравливать своих псов. Потом они обнаружат, что зря ссорились и выбивали друг другу и без того уж редкие зубы: их трофей ни на что не годен.

 Это совершенно непригодная для жизни страна  – с огромными пространствами, преодолевать которые не просто обезсиливающе утомительно, но мистическим образом катастрофически невозможно – и нормальному человеку здесь делать нечего! Здесь ломаются любые, самые хитроумные машины и разрушаются любые, самые совершенные и замысловатые сооружения. Здесь немыслимо плохие дороги и непроходимо невежественные дураки. Не потому, что первые не строят, а вторых не учат, а потому что все, что здесь ни создашь огромным усилием воли, тотчас рассыпается. Стоит это усилие лишь чуть ослабить, дороги, созданные сверхчеловеческим трудом, трескаются, покрываются непролазными колдобинами, расползаются и тонут в грязи. Умницы, обученные в самых лучших в мире школах, превращаются в идиотов, увязнув в непроходимых болотах чиновничьей хитрости и хамской жадности временщиков. Здесь рождаются самые гениальные изобретения и открытия, но они не приносят ни славы, ни богатства изобретателям.

Богатство «в этой стране» можно добывать единственным способом – выжимая его из людей вместе с их потом, слезами и кровью, – и богатеет лишь тот, кто способен делать именно это. Сколотить состояние, сконцентрировать богатство, накопить «резервный фонд» и инвестировать его в иностранную экономику здесь можно только отнимая у людей последнее, недоплачивая зарплаты и пенсии, лишая людей возможности нормально отдыхать, лечиться, содержать детей и инвалидов. Вот вам ответ на надоевший вопрос: мы такие бедные, хотя и такие умные, потому что мы – не людоеды.

Только они могут расходовать богатства, добытые из «этой» земли, завоеванной, обжитой, обустроенной, обороненной тысячами поколений  наших  предков, на покупку особняков и футбольных клубов, курортных комплексов в эмиратах или поместий в Испании, на прожигание жизни в ночных клубах и на заграничных курортах, – в то время, когда истинные хозяева земли отторгнуты не только от собственности на свою землю и ее сокровища, нарезультаты собственного труда, но даже от самого права на труд, жилье и жизнь – и вымирают миллионами, в то время, когда количество безпризорных детей в России исчисляется уже миллионами, в то время, когда Русский мужчина после сорока лет не в состоянии найти работу для поддержания жизни своей семьи – его место занято менее квалифицированным, но зато более дешевым гастарбайтером!

Чтобы добывать сокровища из этой холодной жесткой неплодородной земли, приходится преодолевать многое и переступать через многое. Это вам не Кавказ, не Китай и не Средняя Азия – где воткни палку в землю – она зацветет и принесет плоды. Это не Саудовская Аравия, где для добычи нефти и газа не надо строить отапливаемые города чуть ли не за Полярным кругом.

Только неимоверно терпеливые, упорные, выносливые и неприхотливые, только надеющиеся на вечное Русское «авось», только безмерно милосердные, ангельски добрые и щедрые, прощая друг другу долги и отдавая последнюю рубаху вчерашнему врагу, только безмерно любящие эту холодную, грязную, жестокую землю – могут жить на ней и обустраивать ее, создавать богатства – и век за веком давать энергию всей планете! – могут проливать за эту землю кровь, называть ее Родиной и ложиться в нее для обретения вечного покоя. Отказываясь идти «на вечный бой» ради дележа богатств, живя в нищете – «лишь бы не было войны», помогая другим, отдавая им часть своей души, согревая их своим теплом, делясь своим хлебом, – так, как из века в век живет большинство Русского народа – здесь можно жить и оставаться человеком.

Только очень успешное управление смогло создать из такого разнородного, редконаселенного, безплодного, обширного пространства самое большое по протяженности и самое многоэтническое по составу,  самое миролюбивое и гостеприимное,  самое разнообразное и богатое по культуре и самое успешное в области науки и техники государство.

Впрочем… Практически всегда, сетуя на неэффективное управление и отсутствие подготовленных местных управленческих кадров, России навязывали «внешних управляющих»: из варягов или Греков, из Татар или Поляков, из Шведов, Немцев, Евреев или Французов, пришельцев с Кавказа или даже формально «местных», но напичканных западными идеями. Именно поэтому «косный и кондовый» народ, не понимающий своих благ и пользы реформ по иному образцу, горел в скитах, рубился в гражданских бойнях, пускал себе пули в головы, ложился на рельсы, вымирая миллионами, убегая в казачество – или пассивностью, пьянством и «ленью» саботируя «благие» начинания властей, но никак не хотел подчиняться чужеземным попечителям о своем благе, заслужив недобрую славу самого неуправляемого, незаконопослушного и негодного для реформ народа.

Именно так расширялись пределы империи: уходом народа от центра, от властей, так была присоединена Сибирь и покорен Кавказ, так освоен Дальний Восток и Крайний Север. Теперь дело обстоит иначе: Москва, перестав быть русским сердцем, превращена в вавилонскую блудницу – и грядущая судьба ее аналогична судьбе библейского прототипа. Отступать некуда – и народ побежал в Америку. Теперь догадываетесь, развал какой империи стоит на повестке дня?

Почему не Россия?

А вот почему. Россия – единственная империя, где, при внешнем отсутствии демократии, управление на деле исходило не сверху, как в «нормальных» странах, а осуществлялось само по себе, на местах – по воле народа. Народ расстреливали и морили голодом, гнали на безчисленные ненужные войны и травили ядовитыми газами, вешали и гноили в тюрьмах, уничтожали эпидемиями и давили безчеловечными законами, привязывали к «владельцам» и «эффективным управленцам» разнообразными трансформациями крепостного права, пытались «ломать через колено», но… ломались сами. «Эффективное» управление пришлецов приводило к кризисам и смутным временам, к «неожиданным» иноземным интервенциям и безвластию. Но тогда отрывался от сохи пахарь и откладывал молот кузнец, мясник точил свой топор для иного скота и становился во главе ополчения рядом с военным профессионалом, который при отсутствии поддержки народа неизбежно терпел поражение.

Вы не задумывались, почему Россия  проигрывала начало всех своих войн  – и отступала «дальше некуда», теряла в первых же битвах, и даже без боя своих гордых и самоуверенных военных профессионалов, а потом, когда за оружие брались простые крестьянские парни, – побеждала и гнала врага «до самого логова»? Дубина народной партизанской войны заставляла офицеров, говорящих на языке врага лучше, чем на родном, вспомнить об офицерской чести. Когда народ восстанавливал мир, порядок и закон, он вновь возвращался к своему любимому, Богом данному делу – к земле или наковальне, в мастерскую или школьный класс, а власть, за отсутствием «эффективного управления» вновь передавалась в руки «варягов». Но империя только формально принадлежала царям или партноменклатуре, самозванцам или спецслужбам. Неважно, какая маска скрывала лик страны, – благообразный лик под шапкой Мономаха или самодовольная мордочка под треуголкой, грозный оскал диктатуры «пролетариата», фальшивая лубочная улыбка социализма «с нечеловеческим лицом» или эльфийская, удрученная псевдоозабоченностью о судьбах «реформ» безликая маска либерализма – Россия всегда оставалась Россией. Варяг или Татарин, Немец или Грузин – любой, кто дорывался до Русского престола убийством, предательством, подлостью, пресмыкательством, болтовней, насилием или обманом, – любой поневоле становился Русским и сторонником империи – то есть управления и управляемости. Какие бы реформы, какой бы кровью ни насаждались в эту жесткую землю, какие бы речи не произносил верховный руководитель страны и какие бы шаги он не предпринимал, он не мог уже действовать сам по себе или по воле тех, кто посадил его на трон, – он вынужден был идти особым, Русским путем.

Либералы твердят: либо демократия, либо деспотия, третьего пути не дано. Но ваша демократия, ваша непреклонная воля к свободе с неутолимым желанием перевешать на столбах всех противников «счастья освобожденного человечества», итоги вашей «реформаторской» деятельности – миллион избыточных смертей в год – как-то все больше кажутся похожими на столь нелюбимую вами деспотию. Это для вас нет второго пути: ваш путь – общий с вашими врагами.

А особый, Русский путь – есть. И Россия идет по этому пути уже более тысячелетия. Если у вас хватило наблюдательности это заметить. А если бы хватило знаний, то вы бы заметили, что Россия шла по тому же пути еще во времена Геродота, только имя у нее было иное, как, впрочем, и у других стран и народов.

В те времена, когда основой международных отношений был закон «Горе побежденному!», когда завоевателем поголовно уничтожались или порабощались целые народы, «отец истории» запечатлел в своем труде пример совсем иных отношений: скифы договаривались между собой с помощью  семи переводчиков ! Это значит, что в Великой Скифии жили и мирно договаривались между собой как минимум семь совершенно разноязычных народов!Анализ геродотовского текста, топонимов, этнонимов, археологических артефактов и общая логика истории подводит к мысли о том, что «царские» или «золотые Скифы», Скифы-пахари, Скифы-будины, Сколоты – были праславянскими народами. Какими были иные шесть племен, трудно судить, однако нет сомнений, что их потомки и ныне обитают там, где жили предки. Водились в скифских степях и «белокурые бестии», либералы, свободные от человеческих законов: «продвинутым» было позволительно все: лакомиться человечинкой, делать из человеческой кожи полотенца для рук, из человеческих волос – украшения для сбруи и совокупляться на виду у других. Но андрофаги («людоеды», по-нашему, а на нынешнем языке – «либералы»), пишет Геродот, – племя  не скифское .

Россия пережила и андрофагов, с их первобытным либерализмом, и Рюриковичей с их братоубийственным коварством и мстительностью, Глинских, Годуновых и иных самозванцев, с их благими намерениями, мостящими дорогу в ад Смуты, перенесла и Романовых, с их тягой на запад, в страну заката, угасания и смерти, переделав и тех, и других, по своему образу и подобию, в добрых и праведных царей. Россия переболела коммунизмом, занесенным недобрым ветром с запада в страну, «которую не жалко», перекроив бездушную теорию классовой ненависти в моральный кодекс строителя коммунизма, столь непохожий на призывы марксистов-ленинцев к обобществлению жен и экспроприации экспроприаторов, и столь похожий на христианский нравственный образ, что в итоге пришлось назвать его «общечеловеческими ценностями».

Любая столица Русской державы, заразившись инобесием, разрушалась и угасала. Но возрождалась на новом месте и еще более могучей: пали скифские цари, научившиеся у цивилизованных и демократичных Греков продавать в рабство соплеменников – и пали древние города скифов на побережье Гостеприимного моря, а сами скифы, согласно летописям и преданиям, ушли на север, более двух тысяч лет спустя ушла под землю некогда могучая Старая Ладога, когда-то оказавшая отпор норманнам, но не устоявшая перед похожими на своих, но по сути чужими варягами, пал от нашествия иноплеменных – по свидетельству летописцев, до единого человека – старый Киев, мать городов Русских. Русская Москва уже давно погибла, осталась только внешняя оболочка, которая – без Русских – разрушается на наших глазах. Обрушатся все хитроумные крыши, спроектированные иноплеменными для иных широт и иных климатов, погорят все в принципе негорючие сооружения из стекла и бетона, провалится метро – и на месте притонов и игорных заведений, рекламных щитов и кишащих иномарками зловонных шоссе, банков и офисов, особняков нуворишей и помещений спецслужб образуется Московское море.

Там, где нет Русских, возникнут эпидемии и массовые межэтнические резни, эти места впоследствии превратятся в мертвые зоны. Либеральная империя обрушится в подкоп, дружно вырытый китайскими ниндзями и английскими «дипломатами» с правом на убийство, американскими «борцами за свободу и демократию», прибалтийскими, украинскими и грузинскими «братьями» и местной пятой колонной. Те, кто сейчас поносят Русских и вопят о «русском фашизме», оставшись без Русского щита, погибнут под дубинками хунвэйбинов или пулями турецких и арабских наемников.

Те, кто выживет, вновь попросятся под доброе Русское крыло – под управление этого безалаберного, жестокого, безхитростного народа, который готов переносить немыслимо неудобный образ жизни, бедность и нищету – лишь бы не запятнать себя воровством и грабежом, страдать и терпеть все, в том числе и толпы наглых незваных гостей, переносить и их насмешки, и их формальное господство – лишь бы не было войны.

 Та накипь, которая, именует себя Русскими, но нарушает Русскую Правду и    потому    безусловно перестала быть Русскими, – рассыплется    безследно   . В скитах и заброшенных деревнях, в казачьих станицах и военных городках, в захолустных детдомах и аварийных пригородах мегаполисов в сиротстве вырастут люди, убежденные в том, что надо почитать родителей, даже тех, кто предал их, бросил на произвол людоедов, люди, твердо знающие, что ни при каких условиях нельзя лгать, воровать, прелюбодействовать, завидовать и убивать, вырастут люди, умеющие искренне любить и ближних, и врагов, любить Бога – то есть Любовь и Нравственный Закон – всем сердцем, всей душой и всеми помыслами – это и будет Русский народ. В Архангельске, Перми или в Минусинске встанет новая Русская столица, но она будет могущественней Ольвии, Ладоги, Киева, Петербурга и Москвы, вместе взятых. Она не назовет себя ни второй Москвой, ни третьим Римом, ни седьмым Вавилоном – но будет первой и единственной.

Россия перенесет либеральную чумку, подхваченную от истинной империи зла, с кандалез ной обезьянки, громче всех кричащей «держи вора!», в бешенстве кидающейся с пеной у рта на всех, кто не принимает ее «политкорректности», «демократичности» и «толерантности», и, приобретя иммунитет и к этой заразе, встанет еще более могучей империей. Вечной и несокрушимой Империей Добра.                                                                          



         
Новые статьи

Проекты ЦСА  |  Полемика
2009 (c) ООО "Ихтос". Все права защищены.