12 декабря 2017
вход/регистрация
Разделы

 1. Государство и информация
 2. Церковь и информация
 3. Наука, образование и информация
 4. Бизнес и информация
 5. Культура и информация
 6. Проекты ЦСА
 Анкетирование

 Тематика
   Антропология
   Философия
   Культурология
   Педагогика
   Коммуникология
   Психология
   Кибернетика
   Социология
   Семиотика
   История
   Религия
   Журналистика
   Разная информация
   Материалы ЦСА

Эпос вместо хаоса. А. Салмин.

Переживая нынешнее смутное время, в поисках опоры и смысла жизни, некоторые обращаются во внешнее прошлое, например на Запад (тезис: "Мы такие же, как все, только пошли не туда"),  другие - в определенный сегмент личного недалекого прошлого (тезис: «Ведь была же стабильная предсказуемая жизнь и сильная Держава!»). И те, и другие впадают в односторонность, связанную с внеисторическим взглядом, выдергивающим из целостного полотна глобальной истории небольшие лоскутки.

 


Переживая нынешнее смутное время, в поисках опоры и смысла жизни, некоторые обращаются во внешнее прошлое, например, на Запад (тезис: «Мы такие же, как все, только пошли не туда»), другие - в определенный сегмент личного недалекого прошлого (тезис: «Ведь была же стабильная предсказуемая жизнь и сильная Держава!»). И те, и другие впадают в односторонность, связанную с внеисторическим взглядом, выдергивающим из целостного полотна глобальной истории небольшие лоскутки.

Во-первых, видеть свое будущее в чужом прошлом, можно только обманывая себя или лукавя. Для простого сравнения можно обратиться к медицине. В медицинской трансплантологии основное внимание при пересадке органов уделяется не тому,  насколько дееспособен  орган донора (хотя это, безусловно, чрезвычайно важно), а тому, насколько соответствуют  биохимические параметры  донора соответствующим параметрам организма, в который осуществляют пересадку. В противном случае - либо смерть, либо полная зависимость от внешних организму приборов. Та же закономерность проявляется и в общественных организмах, только вместо капельницы с физраствором - капельница с зелеными бумажками.

Ошибочность второй точки зрения, опирающейся на один из временных отрезков прошлого, заключается в исключении этого сегмента, пусть даже составляющего целую эпоху, из целостного временного процесса, состоящего из приливов и отливов созидательного начала. Такой взгляд рассматривает излюбленный отрезок времени не как органически вытекающий из предшествующих колебаний, его утрату - не как результат закономерного хода событий, а современность видит не в естественном продолжении собственной жизни. В действительности, это - типичные повороты одной и той же судьбы, что мы проиллюстрируем ниже на простых примерах.

Древнейшая особенность русского национального характера - в самозабвенной отзывчивости на одну из сторон жизни или один из идеалов другого народа. Эта отзывчивость проявляется в периодически реализующемся стремлении «отречься от старого мира», затем «разрушить его до основания», а затем построить «новый мир», в основе которого - чужая идея высшей справедливости. Но когда внешнее заимствование вместе с «идеальными» сторонами начинает проявлять несовместимые с русским духом черты, начинается смута, в ходе которой окончательно развенчивается внешний идеал или заимствованная форма ведения хозяйства. Затем восстанавливается то же самое, от чего отрекались, но переименованное и переиначенное, чтобы «сохранить лицо». Закономерность эта повторяется вновь и вновь, соответствующим образом отражаясь и в «историзме» (в работах историков по заказу существующей власти) и в «историческом» (в эпосе, археологических данных, сказках и т. д.).

Остановимся вначале на «историческом», поскольку оно, на наш взгляд, значительно ближе к реальности.

Каждый народ в историко-культурном смысле - это  коллективная личность  с вполне определенными отличительными признаками.  Образ веры, образ действия и образ мысли  такой коллективной личности персонифицируется, как правило, в различных, доминирующих в определенное время героях национальной мифологии. Для примера можно вспомнить Илью Муромца, Робина Гуда, Тиля Уленшпигеля или Дядю Сэма.

Для сегодняшней России значительно важнее понять не отличия нашего национального характера, что не вызывает сомнения, а его трансформации на историческом пути. Рассмотрим сравнительно небольшой, с точки зрения глобальной истории, период в жизни государствообразующего народа: примерно в полторы тысячи лет - от Германариха до Горбачева (375-1985). Всмотримся внимательнее в содержание отливов и приливов духовных и жизненных сил нашего народа на этом временном отрезке, включающем языческий и христианский периоды.

Перед нами удивительное явление - периодическое переименование народа сторонними наблюдателями и изменение самоназвания. Причем, в «историзме» у официальных историков, это объясняется как «переселение народов». Скифы исчезают, на их место «приходят» непримиримые враги -готы и гунны, говорящие на том же языке и носящие те же имена, что и неизвестно откуда явившиеся на место исчезновения готов и гуннов, сразу многочисленные, обитающие, как и древние скифы в деревянных городах, славяне. Множество славянских государств - Куявия, Артания, Славия, Поморяния, Порусье, Вендия, Богемия, Моравия, Каринтия и др. - тонут в безвестности, без спора уступая в славе Великой Римской империи франков Карла Великого, прославившегося, впрочем, в основном, геноцидом завоеванных народов. Империя распадается, а на Востоке в X веке уже встает исполин, носящий, якобы, пришедшее извне имя «Русь», до удивления напоминающее имя народа, воевавшего еще с Германарихом. Русь Киевская в братоубийственных войнах и нашествиях кочевников - и с востока, и с запада -уступает место Московскому царству, с тем, чтобы имя «Россия» вновь появилось после полного исчезновения в эпоху Смутного времени - и существовало вплоть до нового погружения на дно истории в эпоху Советского Союза. На территории Союза проживала неизвестно откуда взявшаяся после изгнания русской белой армии новая человеческая общность, именующая себя «советский народ». Затем «советская империя» внезапно исчезла, и появилась «независимая» Россия и «россияне».

Остановимся подробнее на отражении событий революции прошлого века в литературе. Вот оценка ситуации в диалогах, составленных современником событий о. Сергием Булгаковым: «Писатель. ...Все мы ошеломлены  новым погружением Атлантиды  в хаос, катастрофической гибелью  нашего материка  (курсив А.С.), вдруг исчезнувшего с исторической карты...». А вот цитата из работы писателя-историка, творившего в конце «серебряного» века, И. К. Кондратьева: «Славяне носят в истории около двадцати названий... - Со 150 года до Р. X. имя скифов исчезло в истории. Но

каким образом оно исчезло? Истребились ли все скифы или переселились куда в Азию? Этот вопрос кидался в глаза, а потому возникали толковники: одни говорили что сарматы истребили скифов, другие объявили, что они выселились. Истребить народ, живший, по Фукидиду, на пространстве 16000000 кв. стадий, или 640000 кв. верст, - дело невозможное. Переселение же куда-нибудь такого народа составило бы в истории целую эпоху. Но никто о такой эпохе не говорит. Все это объясняется тем, что народ остался на том же месте, но явился под новым именем... » (не напоминает ли это превращение «советского народа» в «россиян»?).

Нас здесь интересует не закономерность «погружения-всплытия»: она описана во многих теоретических моделях, основанных на принципе цикличности. Достаточно вновь вспомнить теорию диалектического противоречия:  тождество - различие - противоречие  -  конфликт - перерыв постепенности.  Значительно интереснее для нас проследить, как сам народ осознает себя в различные периоды своего существования на уровне устного народного творчества.

В русском эпосе на выбранном нами отрезке времени застой, смута и стабильность, представлены, по нашему мнению, исполином Святогором, оборотнем ВолхомВсеславьевичем и будущим монахом Ильей Муромцем. Святогор передавал драму могучего народа, утратившего смысл своего существования, а Волх - движение в поисках новой внешней формы своего существования. Эти рассеянность смысла и неопределенность формы «застойного» и «смутного времени» преодолеваются в образе Ильи Муромца. Не удивительно, что в былинах он старше Добрыни, хотя образ его, по мнению специалистов, сложился несколько позже. Застойное и бесформенное прошлое в былине об Илье не исчезло, оно проявилось не только сном на печи, но и необходимым тридцатилетним испытанием. На просьбу старцев (в первых вариантах - волхвов; так, вероятно, происходит осмысление преображения в народном духе элемента Волха), сердце Ильи отзывается желанием помочь. И Господь совершает чудо. «А слава да слава, слава Господу! А дал Господь Бог мне хожденьице. А Господь ми в руках ли вложеньице!». Во Христе обретает новый смысл чудесное начало. Волхвы, получив из глубины русского христианского духа, полную чару живой воды народной веры, преображаются в былинах в Богоносное старчество (впервые встав на ноги, Илья крестится на икону с образами святых отцов). Следующим шагом происходит преображение и самого народа. Илья, по указанию старцев, опускается в «погреба славны глубоки» и сам выпивает полную чару. Он обретает силу исполина Святогора, может повернуть землю. Но Святогор странствует, не имея цели. Третий раз опускается Илья в символическую купель. Теперь сила его определена.

«А ведь и живи, Илья, да будешь воином!

А на земле тебе ведь смерть буде не писана,

А во боях тебе ли смерть буде не писана...

А благословили они да Илью Муромца,

А распростились с Ильей ...».

С нашей точки зрения, в этом эпизоде (реально складывающемся  несколько столетий)  зафиксирован момент, который в повседневной личной жизни отдельные люди определяют как «возвращение в себя». Очевидно, что выйти из себя и прийти в себя может не только отдельный человек, но и коллективная личность. Образ Ильи показывает нам, как пришел в себя после кризиса веры, (за которым неизбежно следуют застой и смута), народ в рамках христианской эпохи.

Понимание окружающей нас действительности посредством опоры на героев эпоса, фокусирующих состояние народа в период застоя, в переходный период и в период стабильности, - единственный путь, имеющий культурно-историческую почву. На этом пути нет повода обвинять заказного историка в заведомой подтасовке фактов, чтобы обелить и возвысить очередного правителя и ошельмовать народ.

Кроме того, обращение к общим вопросам соответствует духу времени. Дж.Апдайк, Г.Гессе, Д.Мережковский, Ж.Жироду, Т.Уайлдер, Дж.Джойс, А.Миллер, А.Камю, Ж.П.Сартр, Ж.Ануй, Т.Манн и многие другие художники с мировым именем неоднократно обращались к древности, чтобы лучше понять современность.

Обобщая сказанное выше, можно заключить, что наше предложение по возвращению на реальную почву заключается в глобально-историческом анализе того, как коллективная личность, фокусирующая религиозный идеал, отражается в национальном эпосе. Дистанцирование населения по отношению к традиционной для себя культуре, стремительное вымирание, рост всех форм социальных отклонений - симптомы «сна» коллективной личности. Мы знаем об этом времени - времени Волха. В Россию в такие периоды устремляются самозванцы и учителя «цивилизованной» жизни. Взамен за «науку» - вывозят ресурсы и рабов, стравливают удельных князьков, раздувают национальную рознь. Элемент Волха - оборотня, многопартиен и телегиничен. Он совершенно искренне отстаивает противоположные точки зрения, потому что не имеет своей. Положительный полюс тенденции Волха, как это не парадоксально в ее виртуальности. Все болезненное и антагонистическое в социальном организме и враждебное вне его ощущая безнаказанность -всплывает на поверхность, становится доступным для наблюдения и приобретает ясные очертания. Создается иллюзия, что нас почти нет. Основные торговые пути контролируют «соловьи - разбойники», «змеи - горыновичи» увозят «красных девиц» по заморским барделям, малых детушек заставляют торговать собой «упыри»; «вордулаки» и «кикиморы болотные» ведут телевизионные шоу разжигая в народе низкие страсти ...

Скрытое течение болезни сменяется острой формой... но время нового Ильи еще не пришло: он еще спит, хотя веки его вздрагивая приоткрываются и могучая рука складывается в троеперстие, также как у его былинного предшественника, чьи святые мощи покоятся в ближних пещерах Киево-Печерской Лавры.

Время сна оканчивается за церковной оградой. По данным Института социологии РАН, около 14% старшеклассников Московской области относили себя к православным людям в 1989 году. По данным 2007 года, таких ребят стало 75 %. Это - несмотря на вулканическую вестернизацию средств массовой информации и активное проникновение в нашу жизнь каинских принципов социал-дарвинизма. Значит, пробуждение Ильи не за горами. По пророчествам глинских старцев, молитвами святых Земли Российской Господь возродит наше многострадальное Отечество в прежней силе, приведя к руководству из народа верных Ему, которые до того времени не будут никому известны...  Литература: 

1.                  Былины. В 2-х томах. М.: «Художественная литература», 1958.

2.                  Вехи. Сборник статей о русской революции. - М.: «Правда», 1991.

3.                  Кондратьев И.К. Бич Божий. Божье знамение. - М.: «Панорама», 1994.

 



         
Новые статьи

Государство и информация  |  Аналитика
2009 (c) ООО "Ихтос". Все права защищены.