12 декабря 2017
вход/регистрация
Разделы

 1. Государство и информация
 2. Церковь и информация
 3. Наука, образование и информация
 4. Бизнес и информация
 5. Культура и информация
 6. Проекты ЦСА
 Анкетирование

 Тематика
   Антропология
   Философия
   Культурология
   Педагогика
   Коммуникология
   Психология
   Кибернетика
   Социология
   Семиотика
   История
   Религия
   Журналистика
   Разная информация
   Материалы ЦСА

Семь причин к тому, чтобы быть православным. ОС.


Примечание: автор сознательно употребляет приставку без- вместо слова бес, пишет этнонимы с заглавной буквы – и просит не править это.

 

 

1.     Потребность в священном

Люди испытывают естественную потребность в сверхценном, священном, сакральном. Чтобы сама жизнь была человеку дорога, необходимо, чтобы в ней было то, ради чего стоит жить.

Аристотель полагал, что существует три категории  людей – в соответствии с ценностями, которые они считают для себя дороже всего. Первую категорию он обозначил лишь для того, чтобы не вспоминать о ней далее – те, о которых ему было скучно размышлять и которых он уподоблял скотам: признающие для себя наивысшей ценностью собственные удовольствия и обладание материальными благами. Вторая категория – честолюбивые люди, честь и добрую славу предпочитающие любым иным ценностям, а для этого готовые и на трудное служение, на творческий труд на благо людей, на подвиг и самопожертвование. Высшей породой людей Аристотель считал философов, любящих мудрость, посвятивших жизнь познанию мира и воли Творца.

У разных людей разные ценности.

Но только Православие объединяет в себе и возвышенную любовь к Богу и стремление к познанию и следованию Его воли, и готовность к труду, служению и самопожертвованию на благо ближних, при этом не исключает радостей от простых житейских вещей, дарованных Богом.

Например, православные приходские священники, в отличие от католических (которые обязаны сохранять безбрачие, но, чаще всего, на практике этим пренебрегают) не только могут, но и обязаны жениться: их многодетные благочестивые творческие семьи таким образом дают пример для подражания мирянам. Во дни православных праздников люди получают радость не только от самого торжества, связанного с духовной победой над своими страстями во время предшествовавшего празднику поста, но и от праздничной пищи, с любовью и заботой приготовленной для тех, кто вкушает ее за общим братским столом, где главное – не столько вкусная еда и дозволенное умеренное питье, сколько общение и единение. 

 

 

 

 

2.     Потребность в единении

Единство с се6е подобными – это одна из самых важных потребностей не только для людей. Но лишь для людей эта потребность нашла выражение в Слове и в тесно связанном со Словом общественном явлении – религии. Само слово «религия», взятое из латинского, означает «объединение». По-настоящему объединять может только религия, сочетающая в себе веру в Бога, созидательную идеологию, священные тексты, храм, обряд, практику и опыт, накопленный поколениями верующих.

Партии, секты, секции, корпорации, клубы и даже разнообразные «объединения», собирая людей по какому-то ограниченному количеству признаков (классовому, социальному, поло-возрастному, спортивному, идейному и пр.), скорее разделяют общество, противопоставляя часть целому, чем объединяют его.

Православие, исповедуя Бога-Слово, Бога-Любовь, Бога-Спасителя, отдавшегося на смертные муки за други своя, объединяет всех, кто нуждается в Слове, в Любви, в Боге и единении с ближними.

Принципиально борясь против зла, Православие в то же время не ищет его вовне, не противоречит ни другим традиционным конфессиям, не призывает к противостоянию иным ценностям, к «охоте на ведьм», не вступает в конфликт с инакомыслящими, решая проблемы разумом, добрым словом, поиском общих позиций.

 

 

3. В Православии есть все

Ценности Православия, изложенные в четырех Евангелиях и подробно осмысленные в трудах святых отцов, уже без малого два тысячелетия привлекают к себе миллионы людей, творческих, мыслящих, любящих, стремящихся к добру. То, что священно для православных, оказывается ценным и для верующих других исповеданий. 

В Православии каждый может найти то, к чему стремится душа. В нем есть почитание десяти заповедей еврейского Ветхого Завета, древних пророков и святых, любовь к истинному Израилю и Святой Земле.

Мусульманин, горячо и жертвенно стремящийся к чистоте и верности Всевышнему, следующий учению Пророка о добре и милосердии, все это найдет и в Православии. Более того, среди почитаемых имен магометан есть и Иисус Христос, и Богоматерь, и библейские ангелы и пророки, и даже некоторые православные святые, например, Георгий Победоносец.

Между Православием и другими ветвями Христианства нет таких различий, которые были бы не в пользу Православия. Например, католицизм породил такие страшные явления, как крестовые походы, инквизиция, охота на ведьм, массовые казни еретиков, продажность и распущенность служителей, религиозные войны и реформация – и, наконец, как следствие отторжения людей от такой безчеловечной практики, атеизм – самую злобную и разрушительную разновидность религии. Протестантизм, при всем стремлении протестантов к праведной жизни, превращается в сектантство, отрицая почитание икон и святых – то есть отвергая позитивный опыт веры. Православию удалось избежать этих явлений, занесенных в Россию извне.

Буддизм, Агни-йогу, конфуцианство, в полном смысле слова, нельзя назвать религиями. Они скорее апеллируют к материальному, чем к духовному. Эти этические учения ошибочно называют духовными практиками: в них нет Бога, то есть Духа Святого.

Чтобы познать опыт и мудрость, накопленные человечеством, совершенствовать дух одновременно с телом, в Православии есть и практика физического самосовершенствования в форме самоотверженного труда и воздержания, самоограничений, внутреннего молитвенного сосредоточения, изучения Священного Писания и святоотеческих трудов, превосходящих по содержанию любые другие этические учения и «духовные» практики. Благодаря этим свойствам именно Православие избрал наш народ в ходе своего тысячелетнего развития.   

 

 

4.     Православие – это вера наших предков

Это утверждение относится не только к тысячелетней истории восточноевропейской ветви христианства.

Ошибаются те, кто считает дохристианскую эпоху Руси сплошной тьмой безпросветной – это были века борьбы света и тьмы. Задолго до принятия пути, предначертанного жертвенным подвигом Иисуса Христа, Славяне почитали Отца Небесного – Рода-Сварога («род» – родитель, Отец; «сварга» – санскр. «небеса»), Его Сына Даждьбога Сварожича, дающего блага, пожертвовавшего Собой ради их спасения во времена Вечной зимы. Святым Духом дохристианской Троицы явилась Правь, Правда Божией Любви. Славянским аналогом Архангела Михаила был воин Перун, Божьи посланцы-ангелы у Славян носили имя рожаниц, хранителей рода. Крест – символ Древа Жизни – был древним славянским обережным знаком.

И даже имя лукавого «диес Волос» – «диаволос» имеет славянское происхождение. Когда нынешние невежественные кликушествующие неоязычники пытаются «воссоздать» некое подобие «веры предков», они не случайно выбирают для поклонения именно этого персонажа – «скотьего бога», «золотого тельца», повелителя стад, приплода, болезней, богатства, Змея-Велеса – володетеля и властителя низкого, низменного, нижнего мира. Именно Волоса, восставшего против Отца и заковавшего во льдах Лелю-Весну и Даждьбога, змееборец Перун, по повелению Отца-Рода, одолел в битве и низверг в преисподнюю.

Велесово очарование – прелесть власти, богатства, воли, Нави – иными словами, Навьи чары – затуманивало сознание низменных людей в древности, продолжает одурманивать их и сейчас. Те, кто служил Волосу, звались волохами, вольными людьми, отрекались от своего рода и откочевывали в вольные земли, становясь впоследствии иноземцами, чужаками. Такие и сегодня остаются чужаками в родной стране, ориентируются на заимствования чужих ценностей, мечтают переделать Родину на западный манер, а предел их мечтаний – разбогатеть и уехать в богатые и вольные западные земли. Рожденные в русских семьях, они перестают быть Русскими, если их выбор – индивидуальное материальное потребление.

Против Нави существует единственное верное средство – вера в Правь, Правду, Слово Отца, Устав Рода. Те, кто, преодолевая трудности и соблазны, Навьи чары и своеволие, следовал Слову, носили имя Словян или людей РОДских – Русских. Вот почему быть истинно Русским и по сей день может  человек любой национальности – тот, кто превыше всего ценит соборное идеальное творчество.

Именно так, с объединения разноязыких и разноликих племен начиналась Русь.

Еще Геродот, прозванный «отцом истории», отмечал, что Скифы – это не самоназвание народа, обитающего в северном Причерноморье: так (SkuqhV – дикари) цивилизованные Эллины прозывали множество народов, населяющих эти дикие земли. Однако сам Геродот проводит парадоксальные данные, свидетельствующие о высочайшей культуре северян. Скифы, пишет, в частности, отец истории, договариваются между собой на семи языках. И  это в те времена, когда и цивилизованные Греки, и самые «продвинутые» Персы, и просвещеннейшие Египтяне – либо обращали в рабство целые народы (естественно, без сохранения языка и культуры порабощенных), либо поголовно уничтожали непокорных. 

 То, что прославление Прави – Православие – сохранялось в Русском народе с древнейших времен, подтверждает достаточно легкое, без сопротивления, принятие Христианства, не опровергшего примордиальный Устав Отца Небесного, но восстановившего дух древней веры праотцев. Историки отмечают свидетельства лишь о незначительных восстаниях волхвов – жрецов Волоса, не поддержанных народом. Для последователей же Рода христианство было не мучительным пленом, а радостным возвращением на Родину.

Княгиня Ольга, первой на Руси принявшая христианство, с этой целью ездившая в столицу восточной Ортодоксии, была признана – и современниками и потомками – мудрой. Акафист святой равноапостольной княгине Ольге гласит: «…в роде язычестем рождена еси, обаче Закон Божий  в сердце твоем написан всегда имела…». Эти слова в полной мере можно отнести и к нашей Родине.

Германарих – одно из первых имен отечественной истории, зафиксированное в документе – «Гетике» Иордана (VI в). Хронист сообщает о «благороднейшем» Германарихе, который покорил множество племен, создал могущественное государство, простиравшееся от Балтики до Черного моря, потому сравним «по достоинству с Александром Великим» и воспет во множестве сказаний. Однако ни в хрониках, ни в эпосе это имя больше не встречается – ни на западе, ни на северо-востоке, где он, якобы, и создал свою легендарную империю. И лишь один персонаж русских сказок напоминает «благороднейшего» повелителя царства – до деталей, заставляющих предположить связь между сказочным героем и его реальным историческим прототипом.

На территории «отсталой», «закосневшей» в старых родовых законах Скифии Германарих провел первые «цивилизационные реформы» – реформы рабовладения и работорговли. Эти реформы принесли царю неисчислимые богатства, они были очень выгодны, это и была НАВЬ (НОВЬ, прогресс). Германарих покорил или полностью уничтожил разноязыкие племена, до тех пор мирно уживавшиеся на обширных землях; угонял в рабство мастеров и красавиц; торговал рабами в черноморских портах; безпощадно расправлялся с непокорными (повелел разорвать конями жену вождя, отказавшегося служить ему); распинал вождей на крестах и деревьях. Историческая хроника зафиксировала ряд этнонимов покоренных Германарихом племен: Аланы (современные Осетины), Аэсты (Эстонцы), Васинабронки (Весь, Вепсы), Морденс (Мордва), Меренс (Меря), Тиуде (Чудь), Венеты (Славяне) и ряд других, именно с тех пор исчезнувших имен. Записано навеки и имя народа, восставшего на царя и освободившего «империю» от «благороднейшего» завоевателя – Росомоны – Росские люди. Именно «вероломные Росомоны» и «свирепые Гунны» разбили войско Германариха и разорили черноморские притоны работорговли – греческие торговые города.

На жизнь Германариха покушались, но он был неуязвим – и слыл безсмертным. Однако смерть свою царь Кощей* все же нашел на острие… меча – покончил с собой в возрасте ста десяти лет, не перенеся предательства любимой племянницы, премудрой царевны-василиссы Владамарки, сбежавшей к гуннскому вождю… со славянским именем Болемир.

Казалось бы, справедливость восторжествовала. Но цепкий вирус был занесен.

 

Пришло время – и славянский мир погряз в затяжном мучительном кризисе, который явился следствием вступления Руси на путь прогресса. Вслед за другими, более «продвинутыми» государствами, Русь, следуя велениям и похотям «скотьего бога», отказывалась от Устава Рода-Сварога, обязывавшего «одному мужу одну жену имети, а одной жене на одного мужа посягати», стремилась «догнать и перегнать» лидеров  в сфере рабовладения, работорговли, насилия и социального неравенства.

Русские выходят на историческую арену, согласно арабским и византийским хроникам,  как народ воинственный, жестокий, поставляющий рабов и, в основном, рабынь – на хазарские рынки. Они торгуют соплеменниками, сестрами, презирая законы Рода. Они становятся вольными и перестают быть родскими. У каждого племени – свой бог, который требует жертв и приносит богатство, если ему усердно служат и приносят жертвы. У князя столько жен, сколько в его державе племен. Столько же и богов. Подданные не отстают от князя, соперничая в алчности и наглости. Устав Рода в пренебрежении, законы и правила устанавливает лидер тогдашнего мира – рабовладельческий Хазарский каганат.

Но есть другой полюс силы – Царьград, средоточие христианской веры, родина святых, непримиримый враг Хазарии. Мудрая княгиня принимает Христианство, но сына ее воспитывают на севере, в духе служения Перуну, воину Отца-Рода. Князь Святослав должен был выполнить миссию, сходную с Перуновой. Разгром каганата князем Святославом и установление союзнических отношений между Киевом и Царьградом отсек щупальца гидре, но не уничтожил ее совсем. Вражду между родственными племенами, разожженную Велесовой алчностью, попытался погасить внук мудрой княгини: он велел собрать на киевском холме всех племенных божков, уравнять их в правах. Хотя формально князь Владимир не позволил поставить Велеса вровень с Родом, фактически это была попытка установить компромисс между родовыми и торгашескими ценностями. Известно, что эта попытка ни к чему не привела, по той простой причине, что компромисс между Добром и злом есть зло.

И только полный отказ от всех прежних кумиров – и принятие новой веры: Святой Троицы – Бога-Отца, Бога-Сына – Спасителя, положившего жизнь «за други своя», и Святого Духа – не просто восстанавливало прежнюю веру, прежние, родовые – то есть охранительные и творческие ценности, но создавало новый народ, возвело его на неизмеримо более высокую ступень духовного развития.

Снова за одним столом преломляли хлеб и делили питье братья и сестры, дети одного Отца, не чинясь богатством или должностью.

Снова, подавая щедрую милостыню сирым и убогим, жертвователь показывал, что человек – не потомок зверя, не раб лукавого, а образ и подобие Божие – дороже любых богатств.

Снова жена стала достойным и верным, единственным в своем роде другом, ближайшей родней, супругой, перестав быть проданной и купленной рабыней, одной из множества предметов купли-продажи.

Снова исконная, СТАРая, как мир, русская любовь к красоте, правде и добру восторжествовала над Навью-новью – легкомысленным влечением за посулами лукавого о власти и богатстве.

Снова народ шел на свет Спасителя, предавшего Себя на казнь за РОД людской, по жертвенному пути Любви, Правды и Добра. Следуя по этому пути, наши предки создали самое могучее и великое в мире государство, охраняющее не только государствообразующий Русский народ – но и множество других народов – с древнейших времен.

Мы живем на земле, политой кровью, потом, слезами наших предков, на земле, которая состоит из праха тех, кто ее нам оставил. И отказаться от веры своих предков – значит отказаться от жизни, от истории, от земли, которую они нам дали, в которую они легли и которой они стали.

 

 

 

5.     Православие – это истина, к которой стремится душа

Необходимость познания мира, поиск смысла жизни, нужда в истине – одна из важнейших потребностей человека. Ценности у людей разные, поэтому истины – тоже разные. Все дело в вере и любви. Верю в то, что люблю. Все нелюбимые истины – ложь.

Будда говорил: «Истин столько, сколько листьев в лесу, а мое учение – лишь охапка этих листьев».

Сравним. Известные истины цивилизованной Европы: «Горе побежденному», «Человек человеку – волк», «Плох закон, но он закон», «Пусть погибнет мир,     но восторжествует справедливость» – оставались руководством для европейцев даже после принятия христианства католического образца.

Древние Русские пословицы: «Повинную голову меч не сечет», «Сам погибай, а товарища выручай», «Не в силе Бог, а в Правде», «Милосердие выше справедливости» – отражают православную направленность восточного христианства.

Ум, алчущий познанья, находит в Православии ответы на те вопросы, которые для других исповеданий разрешимы лишь при отказе от Бога. Свет истины, исходящий от Православия, делает ясной и осмысленной жизнь человека.

Православие не только не вступает в противоречие с наукой, оно – краеугольный камень самой высокой и созидательной науки.

Великий ученый, врач-хирург, святитель-целитель архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) учил о том, что не может быть истинной науки без веры, приводил множество примеров верующих ученых, и сам достиг грандиозных успехов в медицине и философии в свете Православия.

Только Православие имеет опыт Вселенских Соборов: только здесь самые мудрые, просвещенные, опытные мужи, исследующие самую возвышенную сферу человеческого знания, отложив мирские попечения, собирались из отдаленных уголков Ойкумены, чтобы обсудить то, что они считали самым важным в жизни людей: что есть Бог, как узнать Его волю, как ее исполнить. В этом заключена не только безграничная вера во Всевышнего, но и разумное стремление соборно следовать Его воле, выраженной в Слове.

Наш Бог – Слово: это – самая могущественная сила во Вселенной. Словом можно исцелять и уничтожать. Слово заостряет ум, успокаивает или разжигает чувства, Словом можно нанести непереносимую обиду, приводящую к вражде, и Слово способно остановить войну. Слово создает города и государства, возводит храмы и творит сокровища культуры. Слово формулирует, накапливает и передает знания, учения, убеждения.

Православие – это единственное учение о сущности Бога. Согласно этому учению, Бог есть Любовь, источник, из которого человек черпает силы и мудрость, терпение и целеустремленность.

Православие дает нам единственно верный способ общения с Богом. Спаситель поведал нам о нем в Заповедях Блаженства. Делание добра – вот единственный путь познания воли Божией. В Православии личное спасение души сочетается со служением людям. Православие – это религия, возвышающая человека. Православные убеждения не погонят смертника убивать безоружных в театре, на рынке или в больнице – ради посмертной славы или немыслимых наслаждений на том свете. Но даже под пытками или страхом смерти православные не отрекаются от Родины, матери, веры, от пути милосердия, Правды и Любви. Это показывает двухтысячелетняя история Христианства.

Спасение души, обретение Царствия Небесного, соединение со Всевышним – стремление истинного христианина. Православные верят, что цель достигается при помощи синергии – объединения Любви Божией и усилий самого верующего. Задача православного верующего – в нескончаемой битве Добра и зла стать в  ряды Христова воинства: постом, молитвой, участием в церковном служении, добрыми делами стяжая помощь Всевышнего. Многие религии и этические учения сдали свои позиции, приняли зло как неизбежность, приняли обманные «истины» нравственного релятивизма. И только Православие – своего рода «консервативная партия Создателя»  – остается единственным бастионом, не предающим Христа.  

 

«Охапка листьев» Будды – мертвых, опавших листьев – одна из множества «истин». Для православных куда важнее Правда. «Лучше горькая правда, чем сладкая ложь», говорят Русские. Потому что Правда – это не только вся опавшая, сорванная и живая листва, это – вечно живое древо жизни, весь лес.

Искать Правду, славить Правду, утверждать Право и сПРАВедливость, вершить ПРАВое дело – смысл жизни Русского человека.

 

 

6.     Православие – это красота, которая спасет мир

Православие – это красота, которая не просто спасет, но каждый миг спасает мир.

На древнерусском языке слово лад обозначало и гармонию, красоту, привлекательность (ладный молодец), и любовь, сердечную привязанность (ладо мой, лада моя) и мир, умение разумно решать проблемы (поладить), и мастерство (приладить, наладить, отладить). Все эти смыслы слова лад возникают, когда вспоминаешь слова Достоевского о красоте, которая спасет мир. У нас принято говорить: «Ты ведешь себя некрасиво» или «Это красивый поступок», «Красивый человек», имея в виду внутренние качества, добро, правду, любовь.

В Христианстве внутренняя суть, которой так жаждет разум, сочетается с красотой, радующей сердце. 

Равноапостольный великий князь Владимир, Креститель Руси, выбирая новую веру, руководствовался одним из важнейших для Русского человека мотивом – эстетическим. Не случайно мужи, посланные в разные концы света в поисках правильной веры, выбрали византийское Православие – и еще оттого, что красота богослужения и храма так потрясла их, что они не понимали, на земле ли они, или на Небесах.

Сегодня в качестве эстетического идеала нашим детям предлагают бритого качка в красных трусах поверх голубого трико или женщину с искусственно увеличенными или уменьшенными пропорциями, выставленными напоказ – и что самое страшное! – дети этот идеал уже понимают и принимают. Конечно, подобострастное отношение к чужеземному началось не в наш космополитичный век. Носить иноземное, неудобное, но подчеркивающее фигуру платье, вести неразумно затратный и суетливый образ жизни – и даже взрывать шутихи и петарды с риском для жизни и здоровья, получая при этом противоестественное удовольствие от разрушающего психику внезапного, чрезмерного для человеческого слуха шума и слишком ярких для человеческого глаза вспышек огня, – такие вздорные обычаи пришли в наши земли вместе с самим обычаем праздновать исключительно светские праздники, связанные не с памятью и преданием, а с ожиданием чего-то нового, обязательно лучшего.

Но, выключив телевизор или компьютер, обратись к иконе – какими жалкими покажутся обезьяньи ужимки голливудских «мадонн» или игра мускулов супермена, бэтмена и прочих менов, одинаковых с лица!    

         Говорят, что о вкусах не спорят, и у каждого народа и каждой эпохи свои идеалы красоты. Вот уж это неправда – если о чем и спорят, то о Красоте и уродстве, Добре и зле, Правде и лжи!

          Православный храм смотрится как органичная часть родного русского пейзажа. Нет красивее вида, чем храм Спаса на Нерли! Красота православного образа не только приковывает и радует взгляд – она помогает душе раскрыться, помыслам очиститься, телу – исцелиться. Красота церковнославянского языка, молитв и песнопений на этом уникальном – используемом только в общении с Богом и более нигде – языке,  структурирует все токи души, гармонизирует ее лады, настраивает человека на добротолюбие.

Красота православного храма, православной иконы, православной жизни в целом – вот ориентир, который привлекает тех, кто ценит и любит настоящую красоту.

        

 

7.     Православие – это самая созидательная сила

Православие являлось государственной религией самой великой империи древности – Ромеи (которую ныне называют Византией). Поступившись принципами Православия, заключив унию с католиками, наследники империи потеряли ее.

Духовной наследницей Ромеи стала Российская империя – еще более величественная. Она обладала (и до сих пор обладает) самыми обширными просторами, освоенными и сохраненными трудом, подвигом и терпением самого миролюбивого и многонационального на планете народа. Наша страна владеет самыми богатыми на Земле ресурсами, в том числе и человеческим. Древняя – творческая и охранительная – культура, одна из самых интересных и красивых в мире, вырастала из Православия.

Живя под Покровом Богоматери, человек иногда перестает ощущать то благо, которое Он дает – и кажется, что все это само собой, что так и должно быть, и тот, кто не соприкасается с сакральным, начинает желать чего-то иного, завидовать тому, чему завидовать совсем негоже.

Пока гром не грянет, мужик не перекрестится…Как только народ отворачивался от Православия в стремлении простроить рай на земле без Бога, возникали смуты, войны, гладоморы, эпидемии, империя распадалась.

Все империи, как показывает исторический опыт, распадаются. Надеясь на эту примитивную закономерность, либералы мечтают о гибели нашей великой страны и радуются, когда Русский человек, минуя храм, устремляется в погоню за материальными благами и телесными удовольствиями. Именно так и распадаются империи.

Однако наша Империя Добра не подчиняется линейным законам материализма. Грянет гром, мужик крестится, крестит своих детей – и происходит чудо: перенеся грозы и тяжкие испытания, переболев новомодными измами, наша Родина обретает новые силы, очищается от наносного, становится прочней, мудрей и величественней. Причина тому, основа, на которой она строится, корень, дающий ей жизнь, – Православие.  

 

INDEX

 

  1. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета.

 

  1. Акафист Святой Равноапостольной княгине Российской Ольге. – Издание Московского Сретенского монастыря, 2000.
  2. Аристотель. Никомахова Этика. – Сочинения в 4 томах, т.4. М.: Мысль, 1984.
  3. Былины. В 2-х томах. М.: Художественная литература, 1958.
  4. Всемирное писание. Сравнительная антология священных текстов. М.: Республика, 1995.
  5. Гедеонов С.А. Варяги и Русь. –  М.: Русская панорама, 2004.
  6. Геродот. История. – М.: Ладомир – АСТ, 1999.   
  7. Доманский Р.А.   Таинственный   эпицентр    в   России. – Держава, № 1(8), 1997, c.72-75
  8. Иеромонах Серафим Роуз. Святое Православие. ХХ век. – М.: Донской монастырь, 1992.
  9. Иллюстрированная история религий в двух томах. Спасо-Преображенский Валаамский монастырь. Российский фонд мира.1992.
  10. Иордан. О происхождении и деяниях гетов. (Гетика). – СПб.: Алетейя, 1997.
  11. Классен Е.И.  Новые  материалы   для  древнейшей  истории Славян вообще и Славяно-Руссов  до Рюриковского времени в особенности. Вып. 1-3 – Москва, 1854, репринт СПб., 1995.
  12. Ларионов В. От царской Скифии до Святой Руси. – М.: Яуза, 2005.
  13. Осипов А.И. Путь разума в поисках истины – М.: Издание Сретенского монастыря, 2004.  
  14. Русские народные сказки. Сб. А.Н.Афанасьева. М: Детская литература, 1992.
  15. Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. – М: Наука, 1994.
  16. Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. – М: Наука, 1988.  
  17. Святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Наука и религия. Дух, душа и тело. Троицкое слово, 2001.            

 



* «Кощей» по-древнерусски – «никудышний раб».

         
Новые статьи

Церковь и информация  |  Аналитика
2009 (c) ООО "Ихтос". Все права защищены.