07 декабря 2019
вход/регистрация
Разделы

 1. Государство и информация
 2. Церковь и информация
 3. Наука, образование и информация
 4. Бизнес и информация
 5. Культура и информация
 6. Проекты ЦСА
 Анкетирование

 Тематика
   Антропология
   Философия
   Культурология
   Педагогика
   Коммуникология
   Психология
   Кибернетика
   Социология
   Семиотика
   История
   Религия
   Журналистика
   Разная информация
   Материалы ЦСА

"Особо опасен" - психоделия от Тимура Бекмамбетова

Рецензия на фильм. (Проект ОЦИИ)






 «ОСОБО ОПАСЕН» –  

 ПСИХОДЕЛИЯ ОТ ТИМУРА БЕКМАМБЕТОВА 


«… экшен сцены захватывают дух,

а некоторые и вовсе

поражают воображение…»

Из оценки фильма

в « БЛОГО сфере»: Wanted (2008)


«Безконечны, безобразны,

В мутной месяца игре

Закружились бесы разны,

Будто листья в ноябре…

Сколько их! Куда их гонят?

Что так жалобно поют?

Домового ли хоронят,

Ведьму ль замуж выдают?»

А.С. Пушкин




Александр Сергеевич со свойственной ему прозорливостью, задолго до возникновения психоделического жанра в кинематографе передал главное ощущение от психоделического мировосприятия –  захват духа и поражение воображения  безконечными и безобразными персонажами.

После «нашего ответа» Квентину Тарантино фильмами «Ночной дозор» и «Дневной дозор» у режиссера блок-бастеров Тимура Бекмамбетова появилась счастливая возможность создать на заокеанской «фабрике грез» полу-отечественный психоделический продукт под названием «Особо опасен».


С конца прошлого столетия термин «психоделия» (от греч. душа, дух, сознание, и приманка, ловушка, иллюзия), из субкультурного пространства хиппи перешел сначала в массовую культуру, а затем, в глобальное киберпространство средств массовой коммуникации, включая кино и Интернет. По определению Викепедии, психоделия – термин, «в общем случае обозначающий круг явлений, связанных с «изменением» и расширением сознания… Психоделические опыты получили широкое отражение в современном искусстве, породив понятия «психоделическая музыка», графика, литература, кино»...»

Призыв хиппи к преодолению социального зла путем всеобщего перехода в мир психоделии был услышан, прежде всего, бизнесменами как заказ на широко востребованный товар.

Методологию и методику изготовления психоделического товара создали специалисты из области психиатрии, глубинной психологии, философии. Важнейшую роль, на наш взгляд, сыграл здесь Станислав Гроф, один из основоположников трансперсональной психологии. По его мнению, необычные состояния сознания содержат в себе значительный целительный потенциал. Начинал Станислав Гроф свои эксперименты по раскрытию «целительных возможностей необычных состояний сознания» с использования различных методик, включая применение психотропных препаратов. С помощью ЛСД-25 С. Гроф разработал новую методику лечения больных, перенесших стресс и имеющих отклонения в психике. При определенной дозировке пациенты входили в состояние психоделии, которое Гроф называл холотропным состоянием. В результате воздействия наркотика снимался контроль сознания – и большинство пациентов начинали переживать повторно, включая физические ощущения, наиболее значительные для себя душевные травмы. Затем, по свежим следам, следовал сеанс традиционной психокоррекции, направленной на выявление и устранение проблемы, разрушающей психику больного. Кроме личных переживаний, разделенных на «околородовой» и «послеродовой периоды», участники экспериментов имели возможность: пережить «…широкий спектр надличностных явлений, таких, как чувства единения и отождествления с другими людьми, с природой, Вселенной, Богом, обнаружить нечто такое, что кажется нам воспоминаниями из других воплощений, встретиться с яркими архитипическими образами, общаться с бесплотными существами и посещать бесчисленные мифические края. Наше сознание может отделяться от тела и сохранять, тем не менее, свою способность, воспринимать как ближайшее окружение, так и места самые что ни на есть отдаленные».

Для нас здесь важно другое. Когда был введен запрет на ЛСД как наркотическое средство, Станислав Гроф добился абсолютно аналогичного эффекта путем соединения двух элементов – ускоренного дыхания и музыки в стиле «New age». Методику С. Гроф разработал совместно со своей женой Кристиной, они назвали ее «рибефинг» (англ.  rebirthing  – повторное рождение, перерождение). Музыка не только задавала образный ряд, но и сохраняла темп дыхания после того момента, когда пациент почти полностью терял связь с реальностью и погружался в мир грез. Особенно важным открытием были трансперсональные и анахронические переживания большинства пациентов: человек абсолютно, всем существом переходил то в одного, то в другого персонажа своих видений, за минуты внешнего времени «проживая» часы и месяцы, насыщенные событиями, перелетами в отдаленные города и континенты.

Для киноиндустрии эта находка стала золотой жилой. Появилась возможность легально производить и продавать психоделики в новой аудиовизуальной упаковке. Самое главное для бизнеса здесь было то, что воздействие на психику и организм оказывалось аналогичным наркотическому, включая привыкание и психическую зависимость. С учетом общего кризиса западной культуры, с неизбежным стремлением уйти от реальности в мир грез, маркетизация психоделии сулила огромные прибыли и смягчение социальных конфликтов. Проблема цензуры была решена путем разделения кино-психоделической продукции на два потока – во внешний и внутренний рынок: легкие аудиовизуальные наркотики – для себя, тяжелые и смертельно опасные – для конкурентов на мировом рынке (своим – пиво, чужим – героин).

Особенностью рынка психоделической кинопродукции явилась обратная связь потребности в психоделии и психоделизированного товара. На протяжении значительного времени публике, не спрашивая ее согласия, предлагали, главным образом, в той или иной степени психоделизированный продукт, вынуждая потреблять то, что дают, и только вслед за этим публика стала испытывать спонтанную необходимость в психоделизированном товаре. М. Хоркхаймер и Т.В. Адорно в своей известной работе «Диалектика просвещения» писали: «Участие миллионов в репродуктивном процессе, который навязан им, делает необходимым то, чтобы в бесчисленных пунктах одни и те же потребности удовлетворялись стандартными благами». Вышеприведенный круг заключается во всевозрастающем воздействии следствия на причину: «На самом деле, – утверждают М. Хоркхаймер и Т.В. Адорно, – это круг манипуляции обратно воздействующей потребностью, в котором все плотнее замыкается единство системы». Сила воздействия такого типа манипуляции сознанием усиливается тем, что «всякая логическая связь, которая предполагает атмосферу духовности, тщательно избегается. Развитие должно по возможности непосредственно следовать из предшествующей ситуации, ни в коем случае не из идеи целого... В конце концов, кажется опасной даже уже схема, поскольку она все-таки утверждала бы смысловую связь (хотя, как всегда, обедненную) там, где должна быть ассимилирована одна лишь бессмысленность».

Анализируя развлекательную продукцию «индустрии культуры», и в частности трюковые фильмы, авторы книги приходят к выводу, что «количество организованного развлечения» переходит здесь «в качество организованной жестокости». При этом «потеха от насилия, происходящего в сфере изображаемого на экране, переходит в насилие против зрителя, расстройство (аппарата восприятия  – авторы  ),  в утомление. От усталых глаз не должно ускользнуть ничего из того, что люди, сведущие в этом деле, замыслили в качестве стимуляторов; ни одно мгновение нельзя оказаться глупцом перед лицом хитроумия предлагаемых обстоятельств; нужно повсюду соучаствовать и схватывать те самые фиксации, которые выставляются напоказ и пропагандируются. Таким образом, возникает вопрос, действительно ли индустрия культуры выполняет ту самую функцию отвлечения, которой она так громко хвалится» .

Отдельно необходимо сказать о коммерциализации насилия. Исследователь проблемы К.А.Тарасов пишет о проблеме распространения экранного насилия следующее: «широкая репрезентация образов насилия в экранных искусствах, функционирующих в России, объясняется, прежде всего, произошедшей коммерциализацией кинотворчества, вхождением кинематографа, ТВ и видео в мировой рынок и связанной с этим глобализацией массовой кинокультуры по голливудским стандартам. В рамках современной киноиндустрии, ориентированной на извлечение максимальной прибыли, живописание насилия является, пожалуй, экономически наиболее выгодным элементом фильма. Создание серьезных и, вместе с тем, увлекательных картин, затрагивающих важные, волнующие многих вопросы, – в творческом отношении задача очень сложная, требующая много сил и времени. Насыщение же фильма драками, перестрелками, погонями и пр. позволяет создателям укладываться в сжатые сроки, компенсировать малую увлекательность сюжета и характеров, слабую игру актеров, отсутствие сколько-нибудь значимой темы и т.д. и привлекать непроизвольное внимание зрителя, неразвитого в художественном и социальном отношении… Увеличение числа фильмов с насилием объясняется также тем, что американские кинопроизводители в значительной степени зависят от зарубежного потребителя и вынуждены находить такие сюжеты, которые могли бы беспрепятственно восприниматься глобальной аудиторией. Одним из таких универсальных ингредиентов являются образы насилия»

За короткое время были выработаны фабулы, лигитимизирующие (то есть оправдывающие, узаконивающие) ненависть и уничтожение людей: спасение мира, убийство родных и близких главного персонажа, насилие, ложь и глумление над ним и дорогими для него людьми с использованием их безпомощного состояния (возраст, болезнь, зависимость по службе) – и, в связи с этим, суровая необходимость мщения. Юридический запрет на порнографию был преодолен путем вкрапления ее в этический контекст. Обычно это – воспоминания главного персонажа, связанные с его разрушенной жизнью или внезапное чувство во время погони.

Ускоренное сердцебиение, а, следовательно, и учащенное дыхание поддерживается ритмом и определенной структурой музыки. Здесь следует обратиться к трем составляющим музыки, воздействующим на разные области психической и физической конституции человека: мелодии, гармонии и ритму. Мелодический рисунок музыки обращен к переживаниям сакрального и сверхжизненного, гармония обращается к психологии человека, ритм – к телесным физическим процессам в организме. Разорванный мелодический рисунок вызывает ощущение разрыва с вечностью, жизнь человека низводится к сиюминутному и теряет высокий смысл. Разрушение гармонической структуры вызывает душевную тревогу. Ритм учащенного сердцебиения вызывает чувство неопределенной опасности. Резкая остановка или смена ритма, вызывает ощущение, аналогичное тахикардии и аритмии: испуг – и еще большее ускорение сердцебиения и дыхания, что приводит к повышенному поступлению кислорода в кровь и головной мозг с усилением психоделического эффекта.

Особое значение имеет воспроизводство наркотического переживания мира предметов и образов. Путем быстрой смены точек и объектов съемки, замедления и ускорения видеоряда, уменьшения крупных предметов и увеличения мелких изменяется соотношение пространства и времени, что характерно для наркотической и алкогольной психоделии. Одновременно на фоне страха теряя свою собственную пространственную ориентацию, цепляясь вниманием за огромные пули и части тел, маленькие небоскребики и гигантский глаз одного из персонажей, большинство зрителей переходят к трансперсональному переживанию событий фабулы. Человек в буквальном смысле теряет себя, выходит из себя.

Существенное значение в психоделизации восприятия имеет цвет и форма предметов. Тревожные переживания у большинства людей ассоциируются в сочетаниях черного фона с голубой и бордовой подсветкой предметов: здесь используются результаты психологических тестов по ассоциативной связи настроения и цвета.

Важным признаком психоделии является смешение красоты и уродства, любви и ненависти, гармонии и хаоса. Трупы, пробивающие стеклянные потолки роскошных апартаментов и крыши дорогих автомобилей, горящие поезда и самолеты, несущие страдания и смерть, на фоне прекрасной природы, красивые актеры и медленно разлетающиеся от пуль черепа, голубая гладь океана и реки крови, родители-убийцы, заботливо помогающие своим детям найти себя в жизни…

Психоделизация массового сознания средствами кино, видеоигр, Интернета не является современным явлением. Инновацией является сочетание традиционных способов массового введения людей в психоделическое состояние (древние «технологии священного», экстатические танцы и т. д.) с воздействием технических средств.

Кибер-пространственная психоделия, включающая кино, сегодня является формой тотальной наркотизации массового сознания, смягчения противоречий глобализации и важным инструментом разрушения традиционных культур.

 Специалисты наркологи указывают три основных признака сознания алкоголиков и наркоманов: 1) постоянно меняющаяся мифология прошлого, 2) неадекватное отражение настоящего и 3) отсутствие будущего.  Эти же признаки характеризуют и психоделическое состояние массового сознания.

Здесь можно снова вспомнить гениальные прозрения Ф.И. Тютчева, который до появления теории психических эпидемий К.Г. Юнга с точностью описал вхождение в состояние иллюзорного сознания народа Германии. Трудно допустить, писал он, «…чтобы степенная, серьезная, честная, вполне правдивая нация… могла  отрешиться от своей природы и усвоить себе другую , созданную по образцу нескольких мечтательных или нестройных умов, нескольких странных или недобросовестных крикунов; чтобы Германия,  отказалась от своего прошлого, не сознавая настоящего и искажая будущее , согласилась признать и питать дурное чувство, не достойное ее, единственно из удовольствия совершить великий политический промах».

 Выход из психоделического мира предполагает восстановление этих составляющих. Духовное поражение психоделией наступает через органы чувств в момент, когда засыпает разум и ослабевает воля.  

Время, окружающее нас, в доступной для человеческого понимания отдаленности, имеет три уровня: наше собственное время, время народа и время человечества. Все три времени не имеют смысла вне Веры, Надежды и Любви. Все уровни времени – и доступные, и не доступные нашему восприятию – даны нам для того, чтобы растить в своем сердце Любовь. Вне этого усилия наше время не имеет смысла. Александр Сергеевич Пушкин, писал «там, где нет любви, не может быть истины». То же самое он наверняка сказал бы по поводу фильма «Особо опасен».


P.S. Авторам этих строк не один раз приходилось присутствовать при сеансах холотропной психотерапии. Люди, читающие молитву, оказывались защищенными от самого жесткого психоделического воздействия. Не погружались также и так называемые «аристократы духа», для которых нравственное было выше всего остального. Для сохранения психического (а, следовательно, и физического) здоровья детей, подростков и юношества крайне необходимо следующее:

1) воцерковление детей и родительская молитва;

2) замещение просмотров подобных фильмов активными формами отдыха и полезного труда;

3) создание творческих объединений этического кинематографа;

4) введение административной ответственности за создание и распространение психоделической, деструктивно влияющей на психику и общественное здоровье видеопродукции;

5) широкое внедрение медийного образования (лекции, беседы, письменные работы, такие как рецензия, реферат, сочинение; творческие работы – написание репортажа, статьи, интервью, минисценария, «экранизации», рассказа от имени героя фильма, телепередачи; раскадровка, составление коллажей, афиш, киновидеосъемка и т.д.; эвристические, игровые занятия – викторины, конкурсы и т.д.; диспуты, конференции по различным темам, связанным с медиакультурой; экскурсии, встречи с деятелями медиакультуры и т.д.


Подводя итоги впечатлений о просмотренном фильме, можем сказать следующее:

 Фильм «Особо опасен» не только без пользы поглотит ваше время, но и нанесет вред психическому здоровью – он в этом смысле ОСОБО ОПАСЕН – так же, как опасно употребление наркотиков.  

1Гроф С. Надличностное видение: Целительные возможности необычных состояний сознания /С. Гроф; пер с английского С. Офертаса; Под. общ. Ред. В. Майкова. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2004, с. .9.

2 Horkheimer.,Аdorno Th.W. Dialectic der Aufklarung. Philosophische Fragmente. a. М., 1969. с. 129.

3 Там же.

4 Там же, с.145.

5 Там же, с.146.

6 Там же, с. 147.

7 Тарасов К.А. Глобализованное кино как школа насилия.//Кино в мире и мир кино /Отв. ред. Л. Будяк. – М.:

Материк, 2003, с. 123-125.

8 Тютчев Ф.И. Россия и Запад: Книга пророчеств. Статьи, стихи. М.: Православный Свято-Тихоновский богословский институт, 1999, с.195


         
Новые статьи

Культура и информация  |  Аналитика
2009 (c) ООО "Ихтос". Все права защищены.