12 декабря 2017
вход/регистрация
Разделы

 1. Государство и информация
 2. Церковь и информация
 3. Наука, образование и информация
 4. Бизнес и информация
 5. Культура и информация
 6. Проекты ЦСА
 Анкетирование

 Тематика
   Антропология
   Философия
   Культурология
   Педагогика
   Коммуникология
   Психология
   Кибернетика
   Социология
   Семиотика
   История
   Религия
   Журналистика
   Разная информация
   Материалы ЦСА

Сергей Кургинян. Без оглядки на «потом»...

ПРО-это всего лишь сила. А управление общественными энергиями - это власть. Предстоит конкуренция во всем, что косается этого. Т.е. война с использованием оргоружия. И нам надо выиграть ее. 


     НЕОБХОДИМОСТЬ ПРАГМАТИКИ

 

После Мюнхена все начали считать, сколько у кого ракет и миллиардов долларов в военном бюджете. Сила — штука прагматичная. Когда против тебя играют силовыми мускулами — надо отвечать тем же. Но в оборот было введено и нечто, находящееся в очень важной и одновременно не вполне прагматической сфере.

"Лос-Анджелес таймс" за 14 февраля 2007 года озаглавила свою статью с анализом речи Путина "Путин: вошь, которая зарычала" ("Putin: thelousethatroared"). Какого-нибудь президента какой-нибудь страны мира какой-нибудь наглец когда-либо так называл? Дяди шутят? Англо-саксы, ставя словесное клеймо, одновременно думают: как повесить. Беспощадная культура — шутки исключены.

Если страна — это тигр, который зарычал, — то все испугались. И стали спрашивать: "Что нужно этой милой кошечке? Молока? Может, мясца? Или у нее какие другие проблемы?" Так и было в случае СССР.

А если страна (не президент, а страна — не надо иллюзий) — это вошь, которая зарычала? Тогда — не спрашивай, а дави. И немедленно!

Должны ли мы ждать реального ядерного удара со стороны США? Тут многое зависит от образов и решений. Если мы — тигр, даже полудохлый и старый, тогда этого бояться не надо. А если вошь — то надо. Ненависть к России осталась. И усилилась. Сдерживать её будет только страх. Образ рычащей вши — это умелая мультипликация ненависти и демонтажа страха. Понятна цена вопроса?

Саддам Хусейн не себя одного вывел на эшафот. Он дал растоптать свою страну. Глава государства — не шахид-одиночка. Он должен воевать так, чтобы победить. Воевать всеми видами оружия. Словом — и "Тополями-М". Образами — и "СС-18". И так далее.

Только "Тополями-М", "Булавами" и прочими "инструментами силы" воевать невозможно. Прагматика необходима, но…

 

     НЕОБХОДИМО, НО НЕДОСТАТОЧНО

 

Силу, как и деньги, легко измерить. И на макроуровне (столько-то ракет). И на микроуровне (ты подымаешь с трудом 80-килограммовую штангу, а дядя Петя… одной рукой… да он тебя…). На деле все и так, и не так. В большой политике все показали Ирак и Афганистан. С одной стороны — силач, а с другой стороны… есть в практике уличных драк даже такое специальное слово — "духач". Слабак не выиграет у силача. А "духач" — запросто. Но главное не в этом.

Сила исчислима, деньги исчислимы. Дух — нет.

Исчислимое — сфера прагматики. Чем легче исчислять, тем удобнее для прагматики. Неисчислимое — сфера стратегии, а значит, идеологии. Исчислимое — ракеты и деньги. А образы?

Омерзительная лексема "рычащая вошь" — сколько весит? Сколько стоит? Кто упростил метрику — тот проиграл. Кто подменил топологию (соответствия в сфере неизмеримого) метриками (как измеримым) — тот проиграл. Таков вердикт оргоружия. Умствования? Отнюдь! Постараюсь быть предельно конкретным.

Вопрос не в том, хорош или плох новый министр обороны. Как и любой другой высокостатусный чиновник, он — многомерен. Как многомерна и вся ситуация. Если он назначен — значит, так работает сложная социальная машина. Она работает странно? Разберитесь в причинах!

Новый министр обороны — функция от многих переменных. Каковы переменные? И как оценивать каждую из них?

Президент, по определению, знает лучше других определенные качества выдвигаемых кадров. В этом смысле — ему виднее, какой администратор эффективнее и нужнее, какими свойствами обладает данный администратор, какой администратор нужен в определенном управленческом контуре.

Во всех этих вопросах он компетентнее меня в миллион раз. Ему народ вручил право решать эти вопросы. И потому он для меня, опять-таки по определению, прав.

Но как быть с образами? Это не административные качества. Это не доверительность. Не ценность в плане аппаратной игры. Не политическая целесообразность. Это трудно измерить — но это страшное оружие в толковых руках опытного врага.

Образы, направленные чужой злой волей на твою страну, могут убивать, парализовать, рвать на части. Я знаю это по роду деятельности. И по страшному опыту — опыту развала СССР. Тогда это печально кончилось для страны. И благополучно для лидера. Теперь одно с другим будет связано нерасторжимыми связями. Как в Сербии. Как в Ираке.

Раз президент говорит, что А.Сердюков — талантливый администратор, способный навести порядок в нужной сфере, значит, так оно и есть. Я понимаю также, что порядок в этой сфере стоит дорого. И со знаком плюс.

Но я уверен, что анекдоты стоят еще больше. И со знаком минус.

По ту сторону прагматики? Да, но в сфере реальности! И еще какой!

Военные сейчас не менее циничны, чем бизнесмены. Кто-то из них поймет, что на новом назначении можно "наварить". Ну, денежно… Или в плане повышения своей управленческой значимости. Но эти кто-то — отдельные сметливые люди. А каста?

Ввод чужого человека в касту — это сложная социальная процедура.

Угол ввода… Технология ввода… Оргоружие! С технологической точки зрения, его будут применять так.

Акция №1 — негативное восприятие кастой назначения А.Сердюкова.

Акция №2 — негативное восприятие Западом (и прежде всего США) речи нашего президента в Мюнхене.

Акция №3 — реакция того же Запада на назначение А.Сердюкова. Реакция эта легко предсказуема: "Русские не просто рвутся к новой "холодной войне". Они еще и крайне странно себя ведут. И этим надо воспользоваться".

Акция №4 — попытка взбешенных Путиным американцев наладить мост между собой и русской военной кастой, используя её недовольство.

Сколько стоит сумма таких четырех акций? Сколько стоят другие неявные психологические слагаемые, порожденные назначением А.Сердюкова?      Сколько весит и стоит эта самая омерзительная "рычащая вошь" вкупе с вброшенным словом "мебельщик", с заголовком "Галантерейщик и кардинал — это сила"? А также с отзывами очень серьезных военных? С шквалом анекдотов, весьма умело запущенных? С лавиной элитных слухов о якобы предстоящих назначениях на МВД и ФСБ ("а вам назначат Швыдкого, а вам…")?

Сколько стоили, в конце концов, подлые сплетни о связи царицы с Распутиным? Они стоили много миллионов жизней. Они подорвали тогдашние миллиардные состояния. Они глубочайшим образом преобразовали мир.

А во что обошлись фактурные особенности и некоторые привычки очень профессионального советского премьер-министра? А… а… а…

Образ — это генератор, запускающий процессы. Политическая стратегия — это управление процессами. Стратегия — по ту сторону прагматики? Но это значит, что по ту сторону прагматики оказывается вопрос "быть или не быть". Такова текущая ситуация.

Генератор образа запустит процессы и в США, и в России. Ток потечет из России в США и обратно. Оргоружие (анекдоты, слухи, демонизации, подрыв с помощью образов и т.п.) — это штука поопаснее любого ПРО.

ПРО — это всего лишь сила. А управление общественными энергиями — это власть.

ВЛАСТЬ — ЭТО СИСТЕМА СЛАБЫХ ТОКОВ, ПРОТЕКАЮЩИХ ПО ТОНКОЙ И НЕОЧЕВИДНОЙ ИНФРАСТРУКТУРЕ. ЭТО СИСТЕМА ВОЗДЕЙСТВИЙ — ГИБКИХ, МЯГКИХ, ТРУДНОУЛОВИМЫХ И БЕСПОЩАДНЫХ. ВОЗДЕЙСТВИЙ ТОЧНЫХ И МНОГОМЕРНЫХ.

ПРЕДСТОИТ КОНКУРЕНЦИЯ ВО ВСЕМ, ЧТО КАСАЕТСЯ ЭТОГО. ТО ЕСТЬ ВОЙНА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ОРГОРУЖИЯ.

И НАМ НАДО ВЫИГРАТЬ ЕЕ.

Выиграть можно, только уйдя от монополии цифры. Это не значит, что цифры вообще не нужны. Но они — не самодостаточны.

Президент считает, что Сердюков разберется с цифрами. Повторяю, ему виднее. Что дальше? Сердюков поймет, как петляют вверенные его ведомству финансовые потоки? Допустим. И что?

Конечно, для того, чтобы деньги не утекали, надо понять, куда они утекают. Но поняв, надо действовать. Мы живем не на облаке. Есть то, что есть. Некто разбирается с потоками, а потоки — с "некто". Потому что потоки — они ведь чьи-то. Ну, и так далее. Значит, дело не в Сердюкове — а в "обороннойчрезвычайке". Для оргоружия — что Сердюков, что Куделина. Переломить ситуацию отдельное лицо не может. Даже если захочет. Нужно сто-двести контролеров, которых не подкупишь и не запугаешь.

Что значит "не подкупишь"? Это значит, что их мотивы не прагматичны.

Что значит "не запугаешь"? Это значит, что их мотивы совсем не прагматичны. А также, что обладатели этих атипичных мотивов реально защищены. Вместе с семьями.

Значит, мало иметь контролирующее звено, надо иметь "звено защиты". Еще человек пятьсот. И тоже — соответственно мотивированных. А еще надо иметь "звено нападения". И — возможности нападения: по факту краж бюджетных средств, направленных на оборону, надо не перемещать в другое кресло с повышением, не отправлять в отставку и не бесконечно вязко судить, а, извините, одномоментно расстреливать.

Все это вместе — не из сферы прагматики. Начав все это простраивать, власть либо обопрется на соответствующий контингент ("духачей", а не "силачей"), либо "умоется". А тогда… лучше не начинать.

Вообще — начинать что-либо сегодня можно только с крайней осторожностью и умелой решительностью. И тут от кадровых мелочей мы переходим к главному.     

 

Как система переходит из одной реальности в другую? Из "холодной войны" в "разрядку". Или наоборот…

Мы ведь не только "Лос-Анджелес таймс" читаем. И понимаем, что даже если мы не захотим входить в новую реальность — нас в нее запихнут. А значит, лучше входить самим. Вопрос — как.

Когда летательный аппарат входит под неправильным углом из среды с одними характеристиками (плотностью, например) в качественно иную среду — он разрушается. То же самое происходит с социальными системами (народами, странами). Перестройка — это вход под неверным углом в "сверхразрядку". А если под неверным углом — назад в "холодную войну"? Результат будет аналогичным. "Кому война, а кому мать родна". Противник быстро поймет, кому она "мать родна". И так трансформирует угол входа, что мало не покажется. Оргоружие!

"Мать родна" — это значит, что на "холодной войне" можно кланово "наварить". "Наварить" финансово, политически. В чем-то даже квазидуховно. Словом, как и в 1987 году (20 лет прошло!), мы, так сказать, снова "Ждем перемен!". Кто-то искренне, а кто-то корыстно. "Корыстники", как всегда, сильнее. "Здесь пережали, здесь недожали — недоворот". Оргоружие. Это вам не силовые мышцы, которых нет! В СССР этих мышц было "до и больше". И что?

 

     БУДУЩЕЕ С ОГЛЯДКОЙ НА ПРОШЛОЕ

 

Почему распался СССР?

Версия №1 — по причинам системного несовершенства.

Возможно, это использовали враги. Но главное — неисправимая порочность системы.

Враги, конечно, не главное. ЦРУ разваливало СССР. А КГБ? Почему он не развалил США?

Но и насчет порочности системы — не надо. Чай, не 1987 год. Китай стремительно растет. Там однопартийная система. Коммунистическая идеология. Она реформирована? К экономике добавлены рыночные моменты? Сглажены углы, смягчены ребра жесткости? Ну, предположим, и что? Китай не развалился? Куба не развалилась? Северная Корея не развалилась? Не о качестве систем спор! Система может быть несовершенной — и не разваливаться. Так ведь?

Когда припираешь к стенке — выдвигается не "системопорочная", а "народопорочная" версия.

Версия №2 — в Китае живут китайцы. В Северной Корее — корейцы. На Кубе — кубинцы. Короче, виновата не система, а народ. Народ, выигравший Великую Отечественную войну… Вынесший неслыханные испытания… Добившийся колоссальных побед… И… И отдавший всё это за американскую жвачку.

Вас устраивает такая версия? Меня — нет. Как специалист по информационной войне, я вынужден признать, что правящая партия (КПСС) расстреляла свой народ из информационного оружия всех калибров, подавив любые попытки защитить народ и любые иммунные реакции в самом народе. Страна не обладала никакими средствами защиты от ударов из своего властно-идеологического центра.

Так и армия не обладает никакими средствами защиты, если её предадут одновременно главнокомандующий, его штаб, командующие группировками и родами войск. Потому что это армия. Она так построена. Подобное предательство не запланировано. Начнешь планировать подобное — воевать невозможно.

Хорошо или плохо, что "так построено", — это отдельный вопрос. В Китае все тоже "так построено". И на Кубе. Но там монопольный властный центр не расстреливает свой народ из всех информационно-пропагандистских калибров. С применением технологии культурного шока. С использованием психологических репрессий.

Отсюда — версия №3 (которой я придерживался и придерживаюсь). В распаде СССР виноваты не народ (общество) и не система (строй). Виновата элита.

Но сказать "виновата" — мало. Надо понять, в силу каких причин она повела себя так, а не иначе. И не увлекаться простыми объяснениями. А также мнимыми возможностями простых исправлений имеющегося.

Воздействовать на имеющееся — необходимо. Но любое воздействие предполагает знание "тонкой структуры". И умение посылать нужные мессиджи в нужные узловые точки этой структуры.

Это и значит применять оргоружие.

Оргоружие — не маузер.

Маузером (а также пулеметом "Максим" и орудиями всех калибров) на элиту начинают воздействовать тогда, когда оргвойнапроиграна. А народ хочет жить. И, осознавая ситуацию элитной дисфункции, начинает разбираться, так сказать, по косвенным признакам: "А ну, руки покажь! Есть мозоли — проходи, нет — в расход". Потом вырастает новая элита. И если никто этим ростом (то есть — элитогенезом) не управляет с ориентацией на благо страны, то им управляют иначе. И после 1917-го наступает 1991-й.

В СССР слежение за элитогенезом было крайне затруднено в силу многих обстоятельств. В том числе идеологических. Ибо утверждалось, что элиты нет вообще. А есть государство рабочих и крестьян (а потом — общенародное государство). А в нем есть слуги народа. Но никакая это не элита. Социологические рефлексии на понятие "номенклатура" осуществлялись только на Западе. Там же учились работать с нашей элитой. И научились. У нас "валяли Ваньку" по поводу рабочих и крестьян. Валяли — и довалялись. И что теперь? Больше понимаем? Готовимся к новым вызовам?

Понимаем еще меньше, чем тогда. А ситуация усложнилась. Не готовы ни к чему. А раз так, то, вваливаясь в новую ситуацию, чем займемся?

Агентами? Предположим, что контрразведка может эффективно работать. Что коммерческий вирус заразил не всех. Что критическое число честных профессионалов соберется в нужном месте и в нужных конфигурациях. Что никто не превратит это обоюдоострое дело в "охоту на ведьм" или в наезды на конкурентов по бизнесу. Ну и что? Поубавится заурядной агентуры. Это не изменит качества ситуации.

Есть так называемая агентура влияния. Вопрос об этой агентуре — увы, ужасно замутнен демагогией, спекуляциями, фобиями. Разбираться в этом тонком вопросе обычная контрразведка не может. Нужна стратегическая (или политико-стратегическая) контрразведка. Ее как не было, так и нет. И нет аппарата для разбирательств подобного рода.

Но оргоружейная тематика этим тоже не исчерпывается. Потому что есть так называемые "каналы". Спутаете их с агентурой — подорвете, а не исправите ситуацию. Вопрос этот — почти не обсуждался. И потому поясню.

Приезжает высокопоставленный американец в СССР. Ездит по нашим элитным семьям (получившим на это, как вы понимаете, санкцию органов). Отбирает нашу элитную молодежь. В его списке — десять человек. Список пересылается в посольство США. Их спецслужбы фильтруют список. Оставляют семь человек. А дальше… Дальше список пересылается в КГБ и на Старую площадь. Снова фильтруется. Остается пять человек.

Это агенты? Агенты влияния? Окститесь! Это круче! Это двусторонний канал. И что с ним будет делать "наивняк", состоящий из ревностных служак (если таковые еще остались)?

Элита — это не бокс, это шахматы. Мы до сих пор не знаем, что такое дело Пеньковского. Я убежден, что это шахматы. Что Пеньковский должен был отработать по совместному решению нашей и американской верхушки. Под ряд задач, связанных со снятием Хрущева. Аргументов "до и больше". Но не в статье же их обсуждать.

По поводу Пеньковского есть почти стопроцентный экспертный консенсус. А вот по поводу Полякова — мнения самые разные. Очень профессиональные и достойные люди считают, что он предатель. Обыкновенный суперагент. Но если он агент — тогда и те, кто его покрывали, агенты… А покрывали его структурообразующие звенья системы. Тогда кто был не агент? Встанешь на эту точку зрения — аж пот прошибает. Потому что…

 

     В ДЕБРЯХ СТЕРЕОТИПОВ

 

Потому что всё напоминает "тампон, спирт, еще тампон, спирт, еще спирт, огурец, Петька, шашку!" Мы будем действовать шашкой, а наш противник — применять оргоружие. Чтобы не быть голословным и одновременно не погружать внедоказуемый "конфидент", чтобы не шизеть, адресуясь к книгам о "великих тайнах" (притом, что эти книги лежат в каждом ларьке), предлагаю просто прочитать мемуары. Но нужным образом.

Например, то, что сообщил покойный А.Н.Яковлев о снятии Хрущева. О том, как Михаил Андреевич Суслов за день до этого снятия поручил молодому Яковлеву написать антихрущевскую статью под будущий сброс главы государства. Понятно ведь, что такие поручения дают только наивернейшим сотрудникам! А описание спора между Андроповым и Сусловым по поводу Яковлева? Что значит фраза Суслова: "Посла в Канаде не КГБ назначал"?

Скажут, что Яковлев лжет. Но это не так! А если он не лжет, то что происходит с образом и вытекающей из него элитной реальностью?

Яковлев — верный "сусловец"? А одновременно архитектор перестройки. Тогда Суслов — кто?

О какоморгоружии мы можем говорить, если всё засорено стереотипами, насаждаемыми нашим врагом? А на пути к пониманию самих себя — рогатки, блокпосты и завалы. Разгребать-то будем? Когда и как?

Андроповская фраза: "Не знаем общества, в котором живем", — это отдельная песня. Фраза-то, на мой взгляд, просто значила, что "пульса нет, и надо, знаете ли, покойника хоронить". Общество, то есть. Но эта фраза вводилась в оборот, корректировалась, снова вводилась. Вокруг нее колдовали… ее трактовали…

А что мы знаем об Андропове? Есть стереотипы. Для кого-то это державник и патриот. А вот для Байгушева ("Русский орден внутри КПСС") — лидер советского сионизма. И не для одного Байгушева.

Стереотипы дерзко обсуждаются. Но все эти дерзающие — вжимают голову в плечи, когда, например, предлагаешь серьезно обсудить роль в судьбе Андропова "товарища Куусинена". Обсуждать сионизм? Ради Бога! А это — тс-с…

Но обсуждать надо. Причем без демонизации и прославления. Теория элит — не оперативная разработка, не журналистское расследование.

Оперативнику нужно понять, кто нарушает закон. Кто преступник, а кто нет. Журналисту — кто негодяй, а кто нет. Теория элит (как общая, так и прикладная) не оперирует жупелами и клише. Она на все это смотрит иначе. Это не "Петька, шашку!".о Борхес, "Сад расходящихся троп". Не научимся этому — все равно погубим страну.

Вместо углубленного понимания элиты — шабаш стереотипов! Со смерти Брежнева прошла четверть века. Он успел побыть за это время и демоном, и героем анекдотов, и идеальным советским политиком, примером для постсоветского подражания. В последнее время журналистам (телевизионным, в первую очередь) люб этот образ: хороший дядька, который сам жил и жить другим давал.

Что можно на этом уровне вообще обсуждать? Кто и зачем снимал Хрущева? Почему это так плотно наложилось на убийство Кеннеди? Какова реальная роль Освальда в этом убийстве и пакет советских акций в предприятии "супруга Освальда" (может быть, тут интереснее всего именно она, Марина)?

Что такое сформировавшийся после этого канал Брежнев — Никсон? Как этот канал соотносится с еще более объемным и многомерным каналом Косыгин — Джонсон? Когда впервые возникла идея некоего "Моста"? Гусинский тогда в школу еще ходил. Те, кто традиционно упоминаются в связи с ним, — тоже не особо высокие посты занимали. А мост был. Да еще какой!

Якобы — для обеспечения идеологической разрядки. Мол, нужен был компромисс. Что за компромисс? Что уступали нам американцы? Вот Рейган, например, говорил, что пусть лучше его дети умрут, чем попадут под власть безбожного коммунизма. А на нашем берегу? И в чем цель разрядки-то?

Идеологический конфликт — мягче, чем конфликт цивилизаций. Почему надо было демонтировать идеологический конфликт, зная, что тогда возобладает конфликт более жесткий?

Да и вообще — ни Косыгин, ни Суслов (перехвативший у него эстафету) не играли в пинг-понг. Они играли в многомерные шахматы. Желающим рекомендую, например, почитать очень умную и тонкую книгу Джермена Михайловича Гвишиани "Мосты в будущее". Суть игры — судьба Проекта Модерн, основы основ западной системы ценностей. Скажете, абстрактный вопрос? А когда Путина всё время учат, что он не понимает западных ценностей, — почему нельзя полюбопытствовать, в чем ценности?

Потому что демократия — не ценность. И свобода слова — не ценность. Это средства. Ценности — прогресс, гуманизм. Коли речь идет о Модерне. То есть о прогрессе для всех! Для Китая, для Индии, для Бразилии, для России.

Но вся игра Римского клуба (и не только его) никакого отношения к этим ценностям не имела. В чем тогда игра? Что произошло с проектом "Союз—Апполон"? Не на техническом, а на параполитическом уровне?

Кстати, само это понятие "параполитика"… Постсоветский читатель много знает о конспирологии, о теории заговора. Читает, сидя на завалинке, о тайнах за семью печатями… Шизеет… А корректное научное понятие "параполитика" (непрозрачные слои внутри политического процесса), введенное в оборот европейскими исследователями, — под запретом.

У нас под запретом! А мы говорим о суверенитете. Может ли быть суверенной страна, в которой нельзя говорить об интеллектуальном и интеллектуально-политическом слагаемых этого суверенитета? И откуда этот шквал дезинформации, захлестнувшей страну? Причем такой, что, право, стыдно становится.

Сериалы о Виктории Петровне Брежневой, прекрасном и уважаемом человеке, — на какого идиота рассчитаны? Зачем четверть века спустя убеждать Москву, в которой живут и те, кого она назначала и снимала, и их дети и внуки, — что Виктория Петровна не влияла на политику? Вы в Африке кого-нибудь в этом убеждайте! На худой конец — в горячо мною любимой русской провинции. В какой-нибудь деревенской глуши, к примеру. Но не в Москве! Чувство меры-то должно быть!

Вернусь в последний раз к мемуарам Яковлева. Там черным по белому прописано, что Горбачев на встрече сТэтчер показывал карту ядерных ударов СССР по Великобритании. Причем такую тайную карту, что ах и ох! Михаил Сергеевич этим мемуарам не возражает!

Я не хочу это критиковать с оперативных или морально-журналистских позиций. Я пробую разобраться в элите. При таких разбирательствах морали и УК места нет. Карта, так карта. Горбачев поехал кТэтчер в декабре 1984 года во главе делегации. Он не был Генсеком. Совсекретные оборонные карты не были в его прямой компетенции. Страной руководил Черненко. И соответствующие отделы ЦК. Из командировки Горбачев, Яковлев и другие были вызваны известием о смерти Устинова.

Тэтчер — не дура. Она фальшивую карту к рассмотрению не примет. И карту с малой секретностью тоже. Они про нас ох сколько всего знали на тот момент! Значит, ее надо было "кормить" чем-то достоверно лакомым. И так, чтобы не было подозрений, что с ней играют. Она сама-то ходы считать умеет? И разведка у нее неплохая.

Короче, ее надо было "кормить" чем-то достоверным и особо секретным. Кто дал сие? Устинов? И он также был в игре? А кто же не был? Проект Андропова и элита Андропова… Проект Устинова… Проект Суслова… Международные каналы коммуникаций… Элитная мотивация… Элитная эстафета… Не разобравшись в этом наследстве (а оно актуально), мы начнем “холодную войну”… А потом “горячую перестройку”… А потом… Впрочем, потом не будет!

 

     "ЛОМАТЬ — НЕ СТРОИТЬ…"

 

У Эсхила в "Прикованном Прометее" титана ведут к скале две фигуры — Сила и Власть. Две, понимаете? Власть — не дубина в руках у слепого. Власть — это зрячесть. Идеологическая, стратегическая — и социальная. Оргоружие…

Слепая конвульсия — абсолютно бесперспективна. Это не "холодная война", это погром с непредсказуемыми последствиями. А зрячесть… она же — интеллектуальная суверенность…

Увы, считалось, что сие есть атавизм сверхдержавности. Что это можно делегировать "им", а самим уютно править в их провинции. Править — не обременяя себя глобально-историческими задачами. ЭрихФромм написал когда-то книгу "Бегство от свободы". Очень толковая книга. Соотносясь с ней, я назвал демонтаж интеллектуального суверенитета и разоружение во всем, что касается оргоружия, — "Бегство от целей".      Это бегство оказалось сокрушительным. В ходе бегства обрушили все, что можно. И восстанавливать обрушенное в этой сфере будет еще труднее, чем в сфере военно-промышленного комплекса. Но придется. Если есть еще воля к жизни.

У нации, я думаю, она есть. А у тех, кто ею руководит?

Стратегический кризис не за горами. Преодолевать его в формате "Бегство от целей" — невозможно. А возвращаться… Каким маршрутом? По каким вехам? "Ломать — не строить, душа не болит"?..

Источник: газета «Завтра» №08 (692) от 21 февраля .



         
Новые статьи

Государство и информация  |  Аналитика
2009 (c) ООО "Ихтос". Все права защищены.